pageTracker._trackPageview(); } catch(err) {} /* END AG Google Analytics Plugin v.1.0.8 */ /* ========== www.gordejev.lv =========== */
Обо мне Мои стихи

Любовь (поэма)

ЛЮБОВЬ

Поэма. Посвящается А.С. Пушкину и его бессмертному произведению "Евгений Онегин".

1.

Любовь... Опошленное слово,
Однако в нас еще живет
Его священная основа,
Его экстаз, его полет.
Любовь для нас синоним счастья,
И кажется, что все ненастья,
С ней в этой жизни нипочем.
Уверенны мы, что ключом
Она является заветным,
Который отопрет сердца,
Соединенив их до конца...
А может чем-то безответным,
Иль глупым мифом для детей
Лишь суждено остаться ей?

Прожив без малого полвека,
И много в жизни повидав,
Познав глубины человека
И жизнь свою в любви отдав,
Не раз. Другому. Просто так...
Считая, что это пустяк,
Ведь смысл жизни всей моей
Тогда был лишь в общении с ней.
Прекрасными те были годы,
Но человеческой природы
Законов нам не обмануть:
Угасли чувства, не вернуть...

Свой путь продолжив к просветлению,
Любви условность превзойдя,
С потоком внешним единенье
Пришло ко мне, и обретя
Способность каждого любить,
Спокойно ближнему дарить
Свое открытое вниманье,
Ко мне пришло и пониманье,
Что есть любовь. И с ним сейчас
Хочу я познакомить вас.

2.

Мы, как и все земные твари,
Здесь исключительно сложны.
Как все - безумны мы, но сами
Мы в мире выживать должны.
Команды чувств для этой цели,
Чтоб обеспечить в полной мере
Все то, что делать мы должны,
Землею в нас помещены.
В сложнейшем нашем поведеньи
Нас нужно к действиям толкать,
Командой чувств нас убеждать
И, создавая смысл давленьем,
Нас то заставить выбирать,
Что даст безумцам выживать.

Весь спектор сих команд финальных
Огромной в людях ширины:
От самых мягких до брутальных;
Ведь все эмоции должны
В многообразьи поведенья,
Различное создав давленье,
Нас заставлять как отвергать,
Борясь с угрозой - разрушать,
Так и, счастливо принимая,
Благополучье созидать
И в сексе род свой продолжать;
А иногда и отдавая
Во благо виду своему,
Как то ни странно, жизнь саму.

Любовь относится к последним.
Когда она возбуждена,
Тогда мы смотрим с восхищеньем;
Поток заботы и добра
Нас заставляет принимать,
Толкать к тому, чтоб обожать
Тот образ, что в нас к ней привязан:
Нос, что в культуре нашей связан
С понятием о красоте,
Как и черты лица другие,
Как ног длина и все иные
Отростки наших странных тел,
Те звуки, запахи, явленья,
Что окружали нас с рожденья.

3.

Конечно, все это условно,
Ведь наши комплексы любви
В многообразии огромном,
В различных уголках Земли
В сознании на место встали.
Мы с детства, что "прекрасно", знали,
Влюбились в пап своих и мам,
Все время слыша тут и там
В своих различных племенах
О том, что в женщине прекрасно,
Что уникально и ужасно.
И постепенно в тех чертах
Мы чувств ловили отраженье,
Команд их слушая давленье.

Маори я рожден, положим,
И без "прекрасного" тату,
Что с маминой картинкой схоже,
Я не приемлю красоту.
Там зубы точат, тянут губы,
Там чтут худых иль полногрудых,
В семидесятых тут Делон,
Что на экране пил Бурбон,
Любви стандарты создавал.
Сейчас Бред Питт иль Ривз Киану,
Очаровав младую даму,
Секс-символом до смерти стал.
А белый офицерский китель
Любви здесь вечный возбудитель.

4.

Теперь, не будучи ханжами,
О сексе скажем пару слов.
Конечно, знаете вы сами,
С ним тесно связана любовь.
Нет, я совсем не отрицаю
И, как и все вы, тоже знаю,
О платоническом влеченьи,
Но это, все же, исключенье,
Лишь подтверждающее здесь,
Что каждый уже с детства знает:
Кого люблю, тот возбуждает
Наш организм животный весь,
У самок где-то увлажняя,
Самцам же что-то укрепляя.

В общеньи женщины с мужчиной,
Чтоб гармонично вместе жить,
Вдвоем идти по жизни длинной
И продолжать его любить,
Проблема удовлетворенья
И сексуального влеченья
Хоть как-то, но разрешена,
Пусть хоть частично, не сполна,
Должна закрыта быть мужчиной.
Иначе счастья не видать,
А чувства будут увядать.
Оргазмов должен быть причиной
Он, принося ей наслажденье,
С которым в жизни нет сравненья.

5.

Итак, положим, это сталось:
Нашелся нужный человек,
Любовь пришла, осталось малость:
С ним счастье разделить навек.
Его черты вас зацепили,
И в нем влеченье породили
Ваш голос, ноги или губы.
Теперь вы вместе и друг другу
До гроба о любви сказав,
Вы, в сексе разделяя ложе,
Подходите друг другу, может
Он, вашу похоть обуздав,
Все ваши воплотить мечты,
Жизнь доведя до полноты.

В плену владычицы Венеры
Мы наслаждаемся сполна,
Не зная ни малейшей меры,
Желая все испить до дна.
Мы вместе день за днем проводим,
Глаз друг от друга не отводим
И постепенно замечать,
Что наши чувства увядать,
Мы начинаем. Пресыщенье
В идиллию вошло без стука.
Ушла любовь, осталась скука.
Пожалуй, есть еще влеченье,
Но цель его - один оргазм,
Которого уж мало нам.

Трагедия... "Пройдет и это"
На желтом перстне Соломона
Гласила надпись. Может где-то
Иль здесь, средь нового Эона
Земля проявит состраданье
И, вечные прервав рыданья,
Решит нас в корне изменить,
Позволив вечно нам любить.
Ну а сейчас должны мы сами
Своей природой управлять,
Работу комплексов понять,
Не пренебречь самопознаньем
И нерушимость сохранить
Тех связок, что дают любить.

6.

Мы несомненно можем это,
Однако важно нам понять,
Что страсть к любовному предмету
Нам нужно несколько унять.
Конечно, это очень сложно,
Для большинства же невозможно
Не юзать то, что под рукой,
Что удовольствие рекой
Или ручьем в нас возбуждает.
А если это океан?
Бурлящей страсти ураган?
Лишь пониманье меру знает,
Нам говоря: "Все истощим
Безмерным юзаньем своим".

Не важно, что нас услаждает:
Еда, духи, а может рок;
Коль меры эгоизм не знает,
Не долог наслажденья срок.
Стремится комплекс к истощенью;
И в человеческом общеньи
Нам сей закон не изменить.
Чтоб долго мне его любить
Или с удовольствием, к примеру,
Sade любовный рок вкушать,
Мне нужно чувства возбуждать
Не каждый день, а зная меру.
Я должен комплексы беречь;
Любовь не терпит частых встреч.

Когда же это невозможно,
Когда мы стали вместе жить,
Я должен очень осторожно
Ей позволять себя любить.
Секрет доступности мне нужно,
А лучше с нею вместе, дружно,
Постичь. Должны мы научиться
Бывать с собой и отстраниться,
Другому "нет" уметь сказать,
И от него "нет" принимая,
Партнера выбор уважая,
Свое желанье придержать,
Обуздывая нашу жадность
И счастья понимая важность.

Конечно, сложно не бояться,
Кого мы любим потерять,
Но в своем страхе мы цепляться
И вслед за этим истощать
Тех, кто нам близок начинаем.
В своих обидах обижаем
И начинаем ревновать
Ко всем и вся. Претендовать
На абсолютное владенье
Наш эгоизм толкает нас.
Должны мы знать, где он сейчас,
Нас страха мучают сомненья.
Токсичный яд его съедает
Свободу. Все он разрушает.

В объятьях своих страхов тесных
Мы повисаем на другом,
Становимся не интересны
И, делая его рабом,
Мы сами в рабство попадаем
И в суете не понимаем,
Что мы тогда другим ценны,
Когда свободны и сильны.
И vice versa... Надоедают
Послушные игрушки нам;
Любовь взаимна только там,
Где хоть ценя, не забывают
Своей свободы, а другим
Свободным быть дают самим.

7.

Теперь, о ценности явленья,
Пожалуй, надо нам сказать.
Любви влеченья искушенье
Нам часто стоит обуздать.
Стареем мы, тела стареют,
Былые чувства еле тлеют,
А иногда и в цвете лет
Какой-нибудь любви предмет
Нам пламя страсти может дать,
Своей красой с ума сведя
И наши тушки возбудя.
Те чувства будут нас толкать
К тому, чтоб в корне изменить
Всю нашу жизнь и лишь любить.

Безумье... Страсти наслажденье
Уйдет, как было уж не раз,
Угаснет дикое влеченье,
Но не собрать уже подчас,
Что мы взорвали. Не вернуть
Любви уж тех, кто с нами путь
По долгой жизни разделял,
Кто дорог нам, кто устоял
Под прессом будничных невзгод,
Кто не смыкал ночами глаз
И нас прощал так много раз.
И что теперь? Теперь - развод,
Детей несчастье, жизнь разбита,
Не склеить уж судьбы корыта.

Любовь прекрасна и, бесспорно,
Для счастья нашего важна.
Ее влиянье благотворно,
И с нею наша жизнь полна.
Но иногда в ней есть другое,
То, что важней. И с головою
Нырять в безумье страсти омут
Вы не спешите, ведь утонут
Там ваши прошлые свершенья.
Назад потом уж не вернуть
Ни брошенный к свободе путь,
Ни рухнувшие отношенья.
Любви не стоит позволять
Наш разум в корне подавлять.

8.

Теперь, в поэмы завершенье,
Я пару слов хочу сказать
О том серьезном достиженьи,
Что путь к свободе может дать.
Со смертью "я" мы все способны
Любить другого безусловно.
Я сделал это и могу
Любить хоть Бабушку Ягу.
Во вне, свободно, произвольно,
Расчистив комплексы свои,
Нам направлять поток любви
Не сложно. Но ее довольно
И так рекой течет из тех,
Кого не трогает успех,
Кто принимать способен нас
Такими, как мы есть сейчас,
Кто, не заботясь о себе,
Самозначительность в узде
Спокойно может удержать...
Об этом все уже сказать
Успел Джиддуля до меня,
И здесь ничтожна роль моя.
К нему вас всех я отправляю
И счастья вам в любви желаю.

Сергей Николаев

Перейдя на эту страницу, вы можете прочесть мою статью "О любви", снабженную видеоконтентом.

Поиск по сайту