pageTracker._trackPageview(); } catch(err) {} /* END AG Google Analytics Plugin v.1.0.8 */ /* ========== www.gordejev.lv =========== */
Обо мне Мои избранные статьи Статьи Сергея Николаева с видеоконтентом

Мой комментарий к отрывку из фильма "Настоящая любовь"

Для начала хочу вам напомнить о том, что работа системы эмоционально-смыслового рефлексирования с лежащим в ее основе процессом самоотражения является фундаментом для всех без исключения наших психологических процессов и основанной на них поведенческой динамики. Поэтому идущему по пути и серьезно занимающемуся самопознанием человеку стоит искать корни своей психологической мотивации и любых повседневных поступков именно исходя из понимания и в терминологии работы своей системы эмоционально-смыслового.

В данном случае герой Денниса Хоппера - Уорли, после того, как очнулся на своем стуле, сразу понял, что дело очень серьезное, но некоторое время еще надеялся на то, что ему удастся выпутаться из этой ситуации. Он очень любил своего сына Клэренса и, без сомнения, был готов умереть за него.

До тех пор, пока ему не порезали ладонь, он все еще думал, что бандиты, возможно, не станут убивать полицейского, ограничась психологическим давлением и легкими побоями. Однако после разрезания ладони ему стало ясно, что назад у них дороги нет, и что его будут пытать до тех пор, пока он не раскроет местонахождение сына, и, в итоге, все равно убьют. Это ясное видение неизбежности смерти остановило ту непрерывность эмоцинально-смыслового отражения в том чувстве страха перед ней, которая обуславливала его поведение до вышеуказанного момента.

Как только этот комплекс перестал работать, дальнейшее поведение Уорли стали обуславлить две мощнейшие образно-эмоциональные связки из структуры его осознания. Одной из них был страх перед болью, связанной с образами различных пыток, а другой - страх, связанный с образами того, что он не выдержит боли и передаст своего единственного любимого сына. Эмоциональное рефлексирование в страхе этих слившихся комплексов практически мгновенно выстроило смысловую непрерывность, основой которой было понимание того, что самой важной задачей в данной ситуации является такое поведение, которое заставит бандитов сразу убить его.

Являясь умным, сильным и достаточно осознанным человеком, много лет проработавшим в полиции, он понял, что для этого ему нужно как можно сильнее вывести Винсента Кокотти из состояния равновесия, затронув как можно более глубокое его отношение к чему-либо, тем самым спровоцировав на немедленное убийство себя. Прекрасно зная нравы сицилийских мафиози и их отношение к себе самим и к чернокожим, он решил, что лучшим способом для достижения желаемого эффекта будет столкновение Винсента с тем неоспоримым историческим фактом, который он изложил следующим образом: "Можно теперь я угощусь Честерфилдом? Знаете ли вы, что сицилийцы произошли от нигеров. До того, как Сицилию завоевали мавры, сицилийцы были похожи на макаронников из северной Италии. У них были светлые волосы и голубые глаза. Но потом, к вам переехали мавры. Он так много трахали сицилийских женщин, что полностью изменили ваши лица... Твои предки были нигеры. А твоя пра-пра-прабабка трахалась с нигером, и у нее родился полунигерский ребенок... А раз это факт.., поэтому вы, что называется, баклажаны. Вы полунигеры".

Столкнув таким образом осознание Винсента с неоспоримой реальностью и оскорбив его в присутствии членов своей криминальной группировки, он совершил действие, которое активировало сразу несколько мощнейших комплексов в содержании осознания итальянца. Самым сильным из них была связка страха с образами потери "собственного лица" в глазах своего босса Блу Лубойла с дальнейшей потерей своего текущего положения консельери (советника), со всеми вытекающими из этого возможностями.

Непрерывность, вызванная страхом и смысловым рефлексированием в этом комплексе, была значительно сильнее непрерывности тех комплексов, которые определяли поведение Винсента до слов Уорли, заставляя искать пропавший кокаин, путем выбивания информации из отца Клэренса. Смысловая непрерывность активированной Уорли психоэмоциональной связки однозначно говорила Винсенту, что человек, сказавший подобное, должен быть немедленно убит, а чувство сильного страха в отношении вышеописанных образов, крайне сильно отталкивало его от них, тоже принуждая к немедленным действиям. Сила непрерывности этой части системы эмоциональной эмоциональной адаптации дона Винченцо была столь высока, что он немедленно совершил диктуемый ею поступок.

Еще хочу обратить ваше внимание на то, что причиной смелости главных героев этой сцены, то есть той основной командой, которая мотивировала их мысли и поступки, было чувство страха, являющееся качеством соответствующих энергетических полей, связанных с определенными образами и другими чувствами внутри нашей энергетической оболочки в определенных комплексах. Помните мою недавнюю статью "Смелость - это страх"? Я как раз об этом...

Конечно, вышеприведенное описание эмоционально-смыслового рефлексирования героев этого отрывка очень краткое и схематичное, и для полного разбора работы всех их комплексов и обусловленной ими поведенческой динамики нужно было, без преувеличения, написать целую серьезную научную работу. Однако для нас важно не полное подробное описание, а непосредственное осознание и чистое понимание происходящего, в целях возможности как можно более ранней остановки собственного самозначительного эмоционально-смыслового рефлексирования с последующим сталкингом себя.

Кроме прекрасного сценария этого диалога и великолепной игры основных героев данного сюжета меня лично очень порадовало небольшое веселое и красивое разрушение текущей непрерывности у совершенно ничего не понимающего в разговоре итальянца, который в самом конце этого отрывка спросил: "Что случилось?". Так как он не понимал ни слова по-английски, то для него достаточно мирная беседа и смех участников диалога, несомненно, означали, что ситуация пока достаточно спокойна и, возможно, даже переходит в дружеское русло. Если бы это действительно происходило, то, скорее всего, он и сам бы рефлексивно улыбался в ответ на смех главных героев. Последовавшие за этим и совершенно нелогичные, с точки зрения предшествующего им внешнего поведения, действия дона Винченцо (выстрелы в голову своему собеседнику) несомненно полностью сбили с толку систему эмоционально-смысловой интерпретации того итальянца, вызвав эмоции изумления и полный смысловой вакуум, который и послужил причиной вышеуказанного вопроса. Однако тот простой ответ, который он получил (посмотрите сами), сразу поставил все на свои места ))).

Хочется сказать, что это был первый в жизни сценарий К. Тарантино, а диалог из этого отрывка он и сейчас считает лучшим за всю свою карьеру. Игра актеров, без сомнения, просто уникальна. Красота, одним словом...

Поиск по сайту