pageTracker._trackPageview(); } catch(err) {} /* END AG Google Analytics Plugin v.1.0.8 */ /* ========== www.gordejev.lv =========== */
Обо мне Мои избранные статьи Магия

Суть магии

"Спокойным голосом дон Хуан сказал мне, что впервые в жизни я видел дух, – силу, которая поддерживает вселенную. Он подчеркнул, что намерение не является чем-то таким, что можно использовать, чем можно распоряжаться или каким-то образом управлять. И, тем не менее, можно использовать его, распоряжаться и управлять им по своему желанию. Это противоречие, по его словам, и является сутью магии.

Непонимание этого принесло многим поколениям магов невообразимые страдания и горе. Современные нагуали, стремясь избежать непомерно высокой платы страданием, разработали особую систему поведения, называемую путем воина, или безупречным образом действия, благодаря которой маги получают подготовку, усиливая свою трезвость (уравновешенность) и глубину мышления.

…Он заявил, что все современные маги должны яростно бороться за достижение глубины (здравости) ума. Нагуаль должен бороться особенно настойчиво, потому что он обладает большей силой, большей властью над энергетическими полями, которые определяют восприятие. Он в большей степени подготовлен и поэтому лучше знаком со сложностями безмолвного знания, которое является ничем иным, как непосредственным контактом с намерением.

Рассматриваемая таким образом магия становится попыткой восстановить наше знание намерения и снова обрести способность использовать его, не поддаваясь ему. И абстрактные ядра магических историй отражают оттенки понимания, степени нашего осознания намерения".

К. Кастанеда «Сила безмолвия»

В этом диалоге с Кастанедой дон Хуан, кроме сути магии, говорит о важности глубины ума, то есть о важности проведения безупречной инвентаризации, но, как я это понимаю, не в отрыве от реальности, а в непосредственной связи с воспринимаемым, с действительно осознаваемым нами. Разуму очень свойственно отрываться от реально воспринимаемого и осознаваемого и блуждать в дебрях собственных построений. Тогда эти построения, какими бы логичными, сложными и красивыми они не были, превращаются в очень умную и от того еще более бестолковую, чем обычно, глупость (например, недавно один, считающий себя достаточно умным человек, хотел, чтобы я серьезно отнесся к гипотезе плоской земли. «Чудны дела твои, Господи…»). Провести какую-либо действительно стоящую инвентаризации по вышеуказанному вопросу (о сути магии), да еще и не оторвать ее от реальности, очень сложно, но я попробую…

Суть магии в тайне намеревания, и именно эта тайна содержит в себе то противоречие, о котором говорил дон Хуан. Мне хотелось бы начать с русского мифа (или эпоса) о Святогоре. Как мы знаем, христианство когда-то не оставило от мифа людей, проживающих на этой территории, камня на камне, уничтожив его почти весь. Тут нам, конечно, сильно не повезло, но вот что удивительно, уничтожив все языческие придания и опасные для нее старые верования, эта религия не тронула самое главное, нечто совершенно бесценное, но, тем не менее, не имеющее для связанных с ней людей вообще никакого смысла. А именно предание об утрате человеком связи с намерением и о его (человека) неудачных попытках вернуться к этой силе назад. Это очень похоже на то, что говорил нагуаль Хуан Матус о временах конкисты, о том, что испанцы полностью разрушили как личный тональ каждого отдельного индейца, так и всеиндейский тональ, даже не заметив при этом нагуаля, в котором и нашли убежище остатки видящих тех времен. В оставшейся части русского мифа, конечно, никто убежища не нашел, но ее, похоже, тоже просто не заметили.

Я говорю об описании двух вариантов смерти Сятогора. Вот, что я нашел по этой ссылке:
«Святогор – богатырь былевого эпоса, стоящий вне киевского и новгородского циклов и лишь отчасти соприкасающийся с первым в былинах о встрече Святогора с Ильей Муромцем. Святогор в эпосе является огромным великаном, "выше леса стоячего"; его с трудом носит мать сыра земля. Он не ездит на святую Русь, а живет на высоких Святых горах; при его поездке мать сыра земля сотрясается, леса колышутся и реки выливаются из берегов. Однажды, чувствуя в себе колоссальные силы, он похвалился, что если б было кольцо в небе, а другое в земле, то он перевернул бы небо и землю. Это услышал Микула Селянинович и бросил на землю сумочку, которую Святогор тщетно пытается сдвинуть, сидя на коне, а затем, сойдя с коня и взявшись за сумочку обеими руками, погрязает в землю по колени и здесь, не одолев "тяги земной", заключавшейся в сумочке, кончает свою жизнь. По другому рассказу, на пути у Северной горы богатыри (Святогор и Илья Муромец) встречают гроб с надписью: "кому суждено в гробу лежать, тот в него и ляжет". Гроб оказался велик для Ильи, а за Святогором захлопнулась крышка, и тщетно он пытался выйти оттуда. Передав часть своей силы и свой меч Илье, он велит рубить крышку гроба, но с каждым ударом гроб покрывается железным обручем».

А вот немного из того, что написано вот по этой ссылке:
Святогор – русский былинный богатырь. В русском былинном эпосе тяжести его не выдерживает «мать сыра земля», но сам он не может превозмочь тяги земной, заключенной в суме; пытаясь поднять суму, он уходит ногами в землю. В.Я. Пропп считал Святогора воплощением первобытной силы…

Гибель Святогора при безуспешной попытке вытянуть из земли «суму переметную» и смерть в каменном гробу связаны с землей. Святогор не может осилить землю, земля не может носить Святогора. Земля и Святогор в некотором роде антагонисты; недаром Святогор похваляется: «Как бы я тяги нашел, так я бы всю землю поднял».


Теперь, вот скажите мне, дорогие мои, как можно противиться «пристрастию человеческого осознания к проведению инвентаризаций и составлению громоздких классификаций» (как сказал нагуаль Хуан Матус), когда ты видишь всю эту красоту, когда разуму так и хочется все разложить по полочкам? Но я, слава богу, старью пишу, так что, ура, можно немного порезвиться. (Кстати для вас, рекомендую: прежде, чем читать дальше, протестируйте возможности своей инвентаризации, посидите хотя бы минут 5, попробуйте в голове сами раскрыть эту тему, просто так, для небольшой тренировки.)

В этой истории со смертями Святогора я вижу как причину (по крайне мере ее часть) утраты человеком связи с намерением, так и причину того, почему человек, то есть мы, не можем вернуться к этой силе назад. Нагуаль Хуан Матус в приведенной в начале этого поста цитате говорил о последнем, но мы, все же, сначала разберем первое. Сразу хочу сказать, что это лишь моя инвентаризация, но красиво, черт побери…

Итак… Я не знаю, кто такой это В.Я Пропп, но красавец… Считая Святогора воплощением первобытной силы, он попал прямо в точку, особенно если оставить привычное значение слова «первобытный» и обратиться к составляющим самого слова: «перво» и «бытный». Тогда в нем увидится что-то первоначально бытийное, что-то лежащее в основе бытия. Вот мы и у источника, у самого духа, у намеренья как у такового. Правда, тут я бы добавил, что Святогор воплощал в себе не только само намерение, как силу, но и человека, находящегося с этой, поддерживающей вселенную силой, в тесном контакте. Причем в двух вышеприведенных частях мифа о смерти Святогора, лишь в первой его части речь идет о Святогоре, как о человеке, во второй же, человек уже лишь один – Илья, а Святогор представляет собой силу, как таковую.

Каким же нам предстает Святогор? Это « огромный великан, "выше леса стоячего"; его с трудом носит мать сыра земля… при его поездке мать сыра земля сотрясается, леса колышутся и реки выливаются из берегов». Для меня – это обычный человек, который вследствие нахождения в позиции безмолвного знания (которая, как мы помним, была генеральным положением точки сборки человека древних времен), манипулируя своими чувствами, стал тем или скорое таким, каким намеревался. Зачем ему это было надо, не совсем понятно, но напрашивается что-то связанное с безопасностью или просто безмозглостью, или с неумеренной вседозволенностью. Так же можно предположить, что таким образом в мифе (кто этот миф нарисовал, знать бы…) метафорически описаны безграничные возможности и почти безграничная сила человека тех времен.

Итак, что же дальше? Дальше мы читаем о том, что Земле стало тяжело его носить; похоже, что по какой-то причине, он просто ополоумел. То ли водицы не той испил (как у иудеев), то ли еще чего, но что-то явно случилось. Если проводить инвентаризацию по той информации, которую оставил нам нагуаль Хуан Матус, то можно сказать, что по какой-то причине у человека стало усиливаться ощущение личности. То есть «я», начало вступать в свои права, придав человеку ощущение независимости и отделенности от всего сущего и, в частности, от намеренья, как такового. Что послужило первоначальным толчком (так и хочется сказать: «Для подобного помутнения разума», но вопрос: «Был ли тогда разум-то этот?»): было ли это Время (как независимая, изменяющая диапазон восприятия сущность) или что-то еще, мы не знаем и скорое всего (вследствие ограниченности нашего осознания и, как следствие этого, достаточной примитивности нашего познающего аппарата) никогда не узнаем, как и того, был ли вообще этот толчок.

Но кажется, что человек становился все и более и более (похоже, что это был действительно постепенный процесс) независимым и эгоистичным, и поэтому, вследствие обладания все еще огромными (хотя уже и не беспредельными) возможностями, опасным. Причем опасным не для кого-то, а для самого своего источника, для Земли. Помните, как он похвалялся: «Как бы я тяги нашел, так я бы всю землю поднял». Вот мы и пришли к тому, что «Гибель Святогора при безуспешной попытке вытянуть из земли «суму переметную» и смерть в каменном гробу связаны с землей. Святогор не может осилить землю, земля не может носить Святогора. Земля и Святогор в некотором роде антагонисты». Печально, но красиво-то как… Кажется, что дальнейший кислород перекрыла именно Земля. Похоже на то, что именно она, будучи несравнимо более сильным и выскоосознающим существом, чем человек, вынуждена была еще больше ограничить его возможности, еще сильнее ограничив спектр его восприятия.

Здесь очень интересными кажутся ее отношения со Временем, и уж очень это красиво выглядит, но я не рискну…. Вот интересно, знала ли она к чему приведет развитие его разума? Но это уже другая тема, и нам, конечно же, не следует давать своей инвентаризации полный карт-бланш, пытаясь понять, чего там знала или не знала сама Земля. У меня недавно была возможность с ней пообщаться, и заверяю вас, что ее осознание – это нечто настолько сложное и многоуровневое, что практически недоступно для нашего понимания.

Ну вот, с первой частью вроде разобрались немного, давайте теперь перейдем ко второй, если и не более интересной, то уж точно более практической, насущной и имеющей меньшее отношения к моей инвентаризации. Поговорим о той самой сути магии, о которой говорил Нагуаль, о том самом противоречии, непонимание которого «принесло многим поколениям магов невообразимые страдания и горе». Что же это значит, что «намерение не является чем-то таким, что можно использовать, чем можно распоряжаться или каким-то образом управлять. И, тем не менее, можно использовать его, распоряжаться и управлять им по своему желанию»?

Давайте для начала вернемся к нашему мифу и рассмотрим второе описание смерти Святогора и попытки нашего несчастного Илюши до него добраться. Итак, «Гроб оказался велик для Ильи, а за Святогором захлопнулась крышка, и тщетно он пытался выйти оттуда. Передав часть своей силы и свой меч Илье, он велит рубить крышку гроба, но с каждым ударом гроб покрывается железным обручем». Похоже, что здесь Святогор – это лишь сила, намерение, с которым человек, то есть Илья, потерял связь. Причем явно не полностью: часть силы и меч (не буду спекулировать о его метафорическом значении) все же остались. В этой истории безуспешные старания Ильи и его, без сомнения, страдания от того, что он не может достичь этой силы, похоже, полностью идентичны тем стараниям и «невообразимым страданиям и горю» многих поколений магов, о которых говорил нагуаль Хуан Матус. Причем посмотрите как красиво: чем больше он рубил гроб, тем сложнее становилась задача, тем больше железных обручей на нем появлялось. Вот вам и первая часть вышеупомянутого противоречия: «…с одной стороны невозможно». Но почему? В чем наша проблема?

В «Силе безмолвия» нагуаль Элиас настаивал, что «человечество провело большую часть своей истории в положении безмолвного знания и что этим объясняется наше великое и страстное желание достичь его вновь». Я думаю, что в этой фразе кроме основной причины нашего стремления хорошо видна одна из основных наших проблем, одна из причин того, почему мы (как и Илья с многими поколениями магов) не можем вновь воссоединиться с этой силой и управлять ей. Без сомнения одна из наших основных проблем в том, что мы желаем, что мы (по крайней мере некоторые из нас) стремимся сделать это. Но чем больше наше стремление, чем больше желание, тем за большими железными обручами скрывается от нас намерение. То есть отделенная от всего (и в принципе не существующая) личность хочет достичь, овладеть, получить. Но ведь мы помним, как написано в девятой: «Намереваться – значит, желать, не желая, делать, не делая». Да и возможно ли вообще намереваться чего-то серьезного (а уж тем более воссоединиться с силой) оставаясь в позиции личностного осознания или сначала нужно изменить саму позицию точки сборки? Или, возможно, именно намеревание чего-то необычного для привычного описания мира и является тем, что меняет эту позицию?

Вообще эта тема действительно очень сложная (неверное вообще самая сложная), так что давайте немного притормозим и углубимся в нее шаг за шагом. Итак, что же такое «управление намерением» или просто «намеревание»? Полагаю, что нужно начать с самого механизма этого явления, попробовать поглубже понять сам процесс. Помните определение намерения, как силы? «Они назвали эту силу волей, волей эманаций Орла или намерением». Причем воля этих энергетических полей (эманаций орла) абсолютна, так как «каждое из них является источником энергии неограниченной мощности». Именно поэтому эти поля называются также «командами», «ослушаться которых не дано никому». Здесь мне хотелось бы привести цитату из «Огня изнутри». Простите меня за ее размер, но полагаю, что если уж мы начали разбираться в этом вопросе, то лучше разобраться как следует:

«Начали новые видящие с того, что увидели – объем свечения осознания и его интенсивность увеличиваются по мере того, как эманации внутри кокона становятся настроенными на соответствие большим эманациям. Этим своим наблюдением они воспользовались точно так же как сталкингом; оно стало для них своеобразным трамплином, оттолкнувшись от которого, они разработали сложный комплекс приемов управления настройкой эманаций.

Сначала они рассматривали эти техники, как владение настройкой. Потом они осознали, что в это вовлечено нечто значительно большее, чем настройка; то, что имело место, было энергией, которая исходила из этой настройки эманаций. Они назвали эту энергию волей. Воля стала вторым базисом . Новые видящие понимают ее как слепой, безличный, непрекращающийся взрывной выход энергии, заставляющий нас вести себя так, как мы это делаем. Воля отвечает за восприятие обычного мира и, косвенно, посредством силы этого восприятия, она отвечает за расположение точки сборки в обычной позиции.

Дон Хуан сказал, что новые видящие исследовали, как осуществляется восприятие мира обычной жизни, и увидели эффекты воли. Они увидели, что в целях придания восприятию непрерывности, настройка непрестанно обновляется. Для того чтобы настройка каждый раз обновлялась свежестью и новизной, что необходимо для составления живого мира, тот взрывной выход энергии, который исходит из тех действительных настроек, автоматически перенаправляется на усиление некоторых выбранных настроек.

Это наблюдение стало еще одним трамплином, оттолкнувшись от которого, новые видящие разработали третий базис этого комплекса. Его назвали намерением, понимая под этим целенаправленное управление волей – энергией настройки».


То есть сейчас, в данный момент времени, в нас идет процесс осознания и восприятия. Суть этого процесса состоит не только в том, что «намерение, являющееся чистой энергией, воспламеняет часть светящихся волокон внутри нашего кокона и одновременно озаряет длинные пучки тех же светящихся волокон, которые тянутся из нашего кокона в бесконечность», но и в том, что эта настройка постоянно обновляется, то есть, «тот взрывной выход энергии, который исходит из тех действительных настроек, автоматически перенаправляется на усиление некоторых выбранных настроек». Для нас очень важно понять как то, чем является этот автоматический процесс перенаправления этой энергии настройки (в данном случае в нашей обычной позиции), так и то, как мы можем перенаправить ее на усиление каких-либо других настроек, что фактически и является «намереванием» или «управлением волей».

И конечно, как мы помним, «суть магии в тайне точки сборки», и поэтому нам должно быть ясно, что автоматическое перенаправление энергии настройки на усиление некоторых выбранных настроек является ничем иным, как поддержанием точки сборки в привычной (или в измененной) позиции, ведь именно там, где находится эта точка, и осуществляется процесс восприятия, то есть сонастройки эманаций. Соответственно перевод энергии настройки на другие эманации внутри нашего кокона, является ничем иным, как сдвигом этой самой точки, в которой собирается восприятие, в другую позицию. То есть здесь у нас имеется два вопроса: вопрос фиксации точки сборки или поддержания некоторых выбранных настроек и вопрос ее сдвига, то есть изменения настроек (или настройки).

Начнем с фиксации. Здесь можно выделить три момента, три фактора, удерживающих наше восприятие в привычном месте. Первый, это постоянно идущая инвентаризация, то есть непрекращающийся внутренний диалог. Второй, это сила самого восприятия. И третий, это наш собственный страх разрушения привычной картины мира и, как следствие, нежелание верить во что-то за пределами разума.

Начнем с внутреннего диалога. Вот несколько небольших цитат:
«Дон Хуан напомнил мне, что ключевым моментом во всем, что делают видящие, является остановка внутреннего диалога. Он говорил мне об этом множество раз с самого начала нашего общения. И он подчеркивал снова и снова, что именно внутренний диалог фиксирует точку сборки в ее исходном положении. «Стоит достичь безмолвия – и все становится возможным», – заявил он».

«Внутренний диалог – это процесс, постоянно укрепляющий позицию точки сборки. Ведь ее позиция – вещь произвольная и нуждающаяся в постоянном укреплении».


Я бы определил внутренний диалог, как процесс, замыкающий эманации внутри нашей энергетической оболочки на самих себя, то есть удерживающий нашу энергию в состоянии самопоглощенности. Причем осуществление инвентаризации – это не наша прихоть, а команда Орла, которой мы не в состоянии не подчиниться. Вот как этот процесс описывает нагуаль Хуан Матус:

«Человеческие существа отмечают те эманации, которые находятся внутри их коконов, – ответил он. – Ни одно другое существо этим не занимается. В момент фиксации внутренних эманаций внешними первое внимание начинает за собой наблюдать. Оно отмечает всё, связанное с ним самим, по крайней мере, пытается это делать любыми, какими может, отклонившимися от нормы, заблуждающимися путями».

Однако здесь нужно провести различие между проведением инвентаризации по поводу воспринимаемого нами (то есть исполнением команды Орла) и постоянной внутренней болтовней (то есть, постоянной вовлеченностью в созерцание инвентаризации), которая совершенно не является обязательной, а есть лишь следствие различных и, чаще всего, нездоровых внутренних возбуждений и блуждания в дебрях содержания собственного сознания.

Если говорить о втором, то успокоить это возбуждение, то есть остановить постоянную болтовню с собой можно несколькими способами: во-первых, формированием нового намерения не болтать в противовес старому, во-вторых, приходом к «несгибаемому намерению», ведущему к остановке внутреннего диалога, с помощью практик фокусировки внимания и, в-третьих, прямым осознанием того, что думать просто нет никакого смысла, так как это лишь блуждание по своему собственному полю сознания. Если задача остановки пустой внутренней болтовни решена, то человеку не составляет никакого труда выполнить команду Орла на составление инвентаризации и, «не делая из нее культа», просто выбросить на помойку. Вот цитата из седьмой на эту тему:

«…меня (Кастанеду) всегда интересовал вопрос: как получить первичный толчок, который выбил бы точку сборки из ее исходного положения. Когда раньше я спрашивал об этом у дона Хуана, он обычно отвечал, что поскольку настройка есть сила, вовлеченная во все, намерение суть то, что заставляет перемещаться точку сборки.

Теперь я в очередной раз задал ему тот же вопрос. Он ответил:
– Сейчас ты в состоянии сам в состоянии ответить на свой вопрос. Владение осознанием есть то, что дает точке сборки этот толчок. В конечном счете, от нас – человеческих существ – зависит не так уж много. Ведь мы, по сути, – всего лишь зафиксированная в определенной позиции точка сборки. Наш внутренний диалог – наша инвентаризация – наш враг и в то же время наш друг. Будь воином, останови свой внутренний диалог, проведи инвентаризацию и выбрось ее прочь. Новые видящие проводят тщательные инвентаризации, а потом смеются над ними. Без инвентаризации точка сборки обретает свободу».


Будьте воинам друзья, перестаньте гонять… Совсем ни к чему постоянно думать. Вам задали вопрос, вы прочитали что-то, услышали или увидели, подумайте над этим, взвесьте все как следует, проведите безупречную инвентаризацию и просто остановитесь.

К вопросу остановки внутреннего диалога мы еще вернемся, а теперь несколько слов о втором факторе, который не дает сдвинуться нашей точки сборки – о силе самого восприятия. Речь идет о полном захвате нашего внимания и осознания воспринимаемым нами миром, прямым влиянием на нас того, что мы воспринимаем, высокой интенсивности этой настройки нашего первого внимания и особым свойством точки сборки человека «отбирать некоторую часть уже отобранных для настройки эманаций и формировать из них более рафинированную конструкцию».

Более подробно об этом «снятии сливок с настройки» вы можете прочитать в книге «Огонь изнутри», глава «Позиция точки сборки». Немного (и очень красиво) об это подавляющей фиксации точки сборки написано в конце десятой главы «Искусства сновидения».

Вот маленькая цитатка оттуда:
«Задумайтесь над этим. Возможно, именно это происходит со всеми нами в этом нашем обыденном мире. Мы пребываем здесь, и фиксация нашей точки сборки настолько подавляет, что заставляет нас забыть, откуда мы пришли и в чем состояла цель нашего прибытия сюда». (Третьего фактора – нашего страха разрушения привычной картины мира и, как следствие, нежелания верить во что-то за пределами разума, мы коснемся позже)

Ну вот, кажется мы и добрались до намеревания как такового, то есть, до самого главного в этом посте. Для лучшего понимания этого вопроса, мне хотелось бы разделить его на две части. В первой обсудить намеревание, которое не выходит за пределы разума и просто притягивает и изменяет вещи и события в нашем повседневном существовании. Это намеревание не требует серьезных сдвигов точки сборки и не вызывает подобных сдвигов. А во второй немного поговорить о намеревании выходящим за пределы разума, требующем серьезных сдвигов уровня осознания и, соответственно, к этим сдвигам приводящему. Причем механизм происходящего и в том и в другом случае одинаков (о нем мы уже немного поговорили выше).

Итак, повседневный уровень. Как это ни странно, но на этом уровне для многих людей намеревание является чем-то вполне реальным и достаточно несложным. О нем даже снят фильм «Секрет» (рекомендую). Конечно, снявшие его люди не употребляли слов «намерение», «намеревание» или «настройка» и, очевидно, не понимали сути того явления, о котором рассказывали, но это никак не мешало им применять его на практике и достигать определенных результатов. Фактически можно сказать, что они просто использовали (и используют) свое внимание как приманку, притягивающую шансы, неосознанно добиваясь соответствия.

Здесь мне хочется привести один очень красивый пример. В одном из документальных фильмов об Африке, снятым то ли National geographic, то ли BBC, я был очень впечатлен следующим эпизодом. В нем показывали подготовку к охоте и саму охоту в одном из коренных племен. В ночь, предшествующую охоте, охотники вместе с местным шаманом провели определенный ритуал. Они с оружием попрыгали вокруг костра, чего-то там попели и поимитировали бросание своих копий в нарисованную на чем-то антилопу, явно представляя себе охоту и то, что на ней будет происходить. Шаман, естественно, своим нарядом и действиями создал атмосферу настоящего таинства.

Но то, что произошло той ночью, несмотря на свою необычность и колорит, не шло ни в какое сравнение с тем, что случилось на следующее утро, когда они реально пошли на охоту. Их было четыре или пять человек, и с ними пара операторов. Они просто шли по поросшей редкими кустами африканской саванне, вооруженные копьями, и я недоуменно смотрел на эту картину, совершенно не понимая, как они собираются с помощью своих копий хоть кого-то убить, зная насколько осторожны и быстры местные животные. Развязка была чем-то таким, что вообще не укладывалось в разумную логику и в основной постулат теории Дарвина.

Вдруг прямо на пути их следования из кустов просто вышла антилопа и остановилась. Они подошли к ней еще немного поближе, метров так на 10-12, один из них прицелился и бросил копье. Оно попало ей в шею и пробило ее насквозь. Его ловкость не вызвала у меня особого удивления, однако крайнее удивление, если не шок, вызвало дальнейшее поведение антилопы. Она не только не убежала, но даже почти не шевельнулась, продолжая стоять боком к охотникам, повернув к ним голову и не сводя с них глаз. Точно таким же образом они бросили еще два копья, которые тоже попали в цель. После чего она упала, они подошли к ней, подняли и понесли добычу в племя. Это был один из самых красивых примеров практического намеревания, который я когда-либо видел.

Вот еще один простой пример из нашей повседневности. Совсем недавно одна моя знакомая рассказала мне интересный случай собственного намеревания и своих взаимоотношений с силой. Она собралась куда-то ехать и стояла на остановке, ожидая маршрутку. Будучи знакомой с намереванием, она вознамерилась, чтобы, когда пришла маршрутка, для нее было место на переднем сидении. То есть, зная, чего она хочет и используя свое воображение, она представила маршрутку и то, как она садится на переднее сиденье, добавив к этому своей веры в то, что это точно произойдет.

Когда подъехала маршрутка, то на переднем сидении кто-то уже сидел, и она полезла в общий салон. Однако как только она немного заглубилась внутрь, водитель обернулся назад и сказал ей, что можно сесть на переднее сиденье, что там есть еще одно место. Она вылезла обратно, мужчина, сидевший на переднем сидении, подвинулся, и ее намерение исполнилось. Так как на улице было прохладно, она была достаточно тепло одета, и через некоторое время ей стало жарко в маршрутке, а в добавок к этому сильно светило солнце. Она решила вознамериться и попросить силу о том, чтобы оно зашло за тучи. Как только она выразила свое намерение, ее слегка тряхнуло от торможения их маршрутки, водитель которой среагировал на достаточно резкое торможение едущей перед ними машины. Она посмотрела не нее и увидела надпись «Может хватит уже?». Ей стало очень весело, и она поняла, что это очередной знак и действительно перебор с ее стороны (помните как в известной сказке: «…хочу быть владычицей морскою и чтоб рыбка золотая…»). В отношениях с этим человеком по какой-то причине (или без причины) сила очень часто была веселой и всячески прикалывалась.

Не могу удержаться от того, чтобы привести еще один очень красивый пример. Один из моих друзей очень серьезно (я бы сказал профессионально) увлекался рыбной ловлей. В тот день он оправился ловить судака и плавал на своей небольшой лодке с электромотором по большому водохранилищу. Но, несмотря на все его мастерство, отличные снасти и подходящий сезон, судак вообще не ловился. Мой друг несколько часов безрезультатно забрасывал свой спиннинг, очень желая поймать рыбу, но… В конце концов он смирился с неудачей и решил возвращаться домой. Сложив свои снасти, он потихоньку плыл к берегу и вдруг справа от лодки увидел нечто необычайное. Целая стая (штук шесть) больших, по несколько килограмм, судаков медленно всплыли из глубины к поверхности и поплыли прямо рядом с лодкой. Он мог спокойно дотянуться до них, что и сделал.

Медленно опустив правую руку под воду, он попытался взять одного судака сверху под жабры, но у него но получилось и он лишь толкнул его вниз. Однако тот не уплыл, а опять всплыл к поверхности. Вторая попытка взять его удалась, он не сопротивлялся, а сразу оцепенел, широко раздвинув жаберные крышки, как и все судаки в том случае, когда их так берут. Это была очень большой пятикилограммовый судак. Мой друг спокойно вынул его из воды и положил в лодку. Его неосознанная команда исполнилась. Остальные рыбы после этого медленно погрузились на глубину и исчезли из виду. Видите сходство с нашими африканскими друзьями? Мой друг какое-то время достаточно интенсивно фокусировал свое внимание на том, чтобы поймать эту рыбу, так же так как это делали те охотники в процессе своего ночного ритуала; его намеренье стало командой Орла и было исполнено так же, как и в их случае. И там и здесь животные просто не могли противиться команде более сильного существа – человека.

Теперь попробуем сказать что-то более подробное и практичное о самом процессе. Помните, в девятой Карлос попросил Нагуаля объяснить, что значит «намереваться».

Вот ответ дона Хуана:
«Намерение или намеревание есть нечто такое, о чем очень сложно сказать что-нибудь вразумительное. Если я или кто бы то ни было попытается объяснить это, то это будет звучать по-идиотски. Помни об этом, когда будешь слушать то, что я сейчас скажу: «Маги намереваются того, на что они настраиваются намереваться, просто намереваясь этого».

В восьмой книге Тулиуно, объясняя молодому дону Хуану намеревание, подчеркнул, что «неотъемлемой частью вызова намерения была полная концентрация на том, чего намеревались».

Вот еще одна цитата из девятой:
«Прими вызов намеревания, – продолжал дон Хуан. – Без единой мысли преврати свою молчаливую решимость в убежденность…»

Итак, для формирования намерения нам требуются три вещи: «воображение, дисциплина и устремленность». Мы знаем, чего собираемся намереваться и с помощью воображения представляем то, что нам нужно (как те африканские охотники или моя знакомая); дисциплина дает нам возможность достаточно долго, интенсивно и однонаправлено удерживать свое внимание на этой внутренней команде; а вера в то, что это точно произойдет (или уже является таковым), позволяет нашей команде настроиться на внешнюю, то есть стать командой Орла.

Я достаточно много практиковал подобное повседневное намеревание и могу сказать, что достаточно часто результаты были просто удивительными. Для меня всегда самым трудным барьером в этом был барьер веры. То есть мой страх того, что намериваемое мною может не исполнится, даже если я поверю в это. Мне трудно выразить это, и я не знаю, как точно определить этот страх. Страх ли это разочарования или страх того, что случится что-то непоправимое, если ты действительно поверишь, а у тебя ничего не получится, не знаю. Однако позже я понял, что надо просто сделать это, перешагнуть этот барьер, просто поверить, стать убежденным. В этом случае возникает очень специфическое чувство в груди, которое я не могу описать, и даже если твое намерение не исполнятся (что, конечно же, вполне возможно), то ничего страшного не происходит.

На этом уровне повседневного намеревания мы очень часто (практически всегда) сталкиваемся с проблемой отсрочки исполнения нашей команды. Эта проблема заключатся в том, что ей (команде) недостает интенсивности. Нам почти всегда не хватает фокусировки, нас отвлекают разнообразные внешние и внутренние факторы и наша обычная позиция точки сборки с ее контролем первого внимания и его самопоглощенностью оставляет очень мало свободной энергии. Вследствие всего этого нам очень редко удается получить немедленный результат, то есть привести в действие принцип «моя команда – команда Орла». А когда у нас долго чего-то не получается, мы обычно оставляем попытки.

Вот что об этом сказал Нагуаль:
«Прежде, чем ты сможешь практически применить принцип «твоя команда есть команда Орла», пройдет немало времени. Это – сущность владения намерением. А пока что сформируй команду не раздражаться даже в наихудшие из моментов сомнения. Твоя команда будет услышана и исполнена как команда Орла, хотя процесс этот и будет идти медленно».

Здесь хотелось бы сказать немного о ритуале, как о чем-то усиливающем интенсивность фокусировки нашего внимания. У ритуала есть и другая функция, но мы коснемся ее позже. Для того чтобы добавить интенсивности нашему повседневному намереванию нужно усилить фокусировку нашего внимания на том, чего мы собираемся намереваться. И, без сомнения, лучшего способа, чем ритуал, для тех, кто не понимает сути управления этой силой, тут просто не существует. Посмотрите на то, какую обстановку создают для себя так называемые колдуны, шаманы или как они еще там себя величают. Это полутемные комнаты, зажженные свечи, странные предметы, странные пентаграммы и другие символы. Одна из основных функций всего этого состоит в том, чтобы добиться большей фокусировки нашего внимания, большей интенсификации нашей новой команды, нашего намерения. Мы еще вернемся к этому, а здесь мне хотелось бы привести описание, по моему мнению, самого сильного (я бы даже назвал его самым абстрактным) ритуала, который описан в «Силе безмолвия»:

«Дон Хуан спросил у Тулиуно, как они призывали намерение. Тулиуно объяснил, что сталкеры призывают намерение громким голосом. Обычно это происходило в маленькой, темной, уединенной комнатке. На черный стол ставилась свеча так, чтобы пламя находилось буквально в нескольких дюймах от глаз, затем медленно произносилось слово «намерение», ясно и вдумчиво. Оно произносилось столько раз, сколько, как чувствовал каждый, это было необходимо. Интенсивность звука поднималась и падала без какой-либо мысли на этот счет.
Тулиуно подчеркнул, что неотъемлемой частью вызова намерения была полная концентрация на том, чего намеревались».


Посмотрите, какая красота: все отвлекающие факторы сведены на нет, есть только один ориентир – пламя свечи, произносится слово «намерение» с полной концентрацией на намериваемом, тем самым формируя новую команду. Великолепно…

Полагаю, что хватит с повседневностью. Как бы это ни было интересно, оно не идет ни в какое сравнение с намереванием чего-то выходящего за пределы разума или со сдвигом точки сборки за эти пределы. Здесь, как и в случае с повседневным намереванием, можно говорить как о произвольном, то есть об осознанном сдвиге или намеревании, так и о сдвиге непроизвольном. Начнем со второго. Он имеет место в том случае, если защитные барьеры первого внимания снимаются, то есть процесс фиксирующий позицию восприятия на привычном месте приостанавливается. Это происходит, например, когда отключается внутренний диалог, разрушается непрерывность описания разума или в различных драматических жизненных ситуациях. Во всех перечисленных случаях фиксация или сопротивление сдвигу ослабевает и на сцену выходит единственно реальный игрок – дух, то самое намерение, как сила.

Мы должны понимать, что фактически сдвигу уровня нашего осознания в сторону большей интенсивности мешают именно наши внутренние процессы, удерживающие энергию в состоянии самопоглощенности. Как только эта энергия освобождается, дух мгновенно сдвигает нашу точку сборки. Он почему-то постоянно стремиться подвинуть нас в состояние большей осознанности, в позицию большего контакта с собой, в направлении безмолвного знания. Думаю, с отключением внутреннего диалога тут все понятно (…дон Хуан велел мне расслабить мышцы, выключить внутренний диалог, и позволить точке сборки смещаться под воздействием внутреннего молчания.), так что давайте рассмотрим ситуацию с разрушением непрерывности. Оно происходит, когда человек сталкивается с чем-то противоречащим ключевым идеям разума или в случае разрушения какого-то устойчивого образа, играющего для данного человека очень важную роль. Обычным результатом этого является состояние сильного эмоционального смятения, что фактически является ослаблением защиты первого внимания, чем и пользуется дух, сдвигая точку сборки.

Вот что написано об этом в «Силе безмолвия»:
«…четвертое абстрактное ядро магических историй называется нисхождением духа или «быть сдвинутым намерением». История гласит, что для того, чтобы позволить тайнам магии открыться человеку, о котором мы говорим, духу необходимо обрушиться на него.
Дух выбирает момент, когда человек является обезумевшим, незащищенным, и совершенно безжалостно обнаруживает свое присутствие, сдвигая точку сборки человека в определенную позицию. Это место с тех пор называется магами «местом без жалости».


Мы сейчас не говорим конкретно о сдвиге в «место без жалости», нас интересует сам принцип. Хотя еще несколько слов об этом можно добавить. Сдвиг в «место без жалости» – это достаточно далекий сдвиг, и достигнет ли его точка сборки конкретного человека при разрушении непрерывности зависит от того, каким количеством энергии тот обладает. Ведь для того чтобы выдержать и поддерживать значительно более сильную интенсивность настройки в новой позиции нам требуется значительная энергия.

Вот что об этом сказал Нагуаль:
«Движение точки сборки или разрушение непрерывности не является реальной трудностью. Реальной трудностью является обладание энергией. Если у кого-то есть энергия, и если его точка сборки сдвинулась, он открывает для себя поистине непостижимые вещи».

Однако в этом случае сказанное им относится именно к учителю, имеющему в своем арсенале различные возможности для разрушения непрерывности ученика. Для нас, то есть для обычных людей, именно разрушение непрерывности и является главной трудностью (даже при наличии энергии). Ведь мы не имеем никакой возможности вызвать его (это разрушение) произвольно (фактически подавляющее большинство из нас даже не понимают, о чем идет речь). Действительно, подумайте об этом: как мы можем сознательно спровоцировать что-то не укладывающееся в рамки реальности или разрушить чей-то образ, в котором абсолютно уверены? Тут остается либо на помощь духа рассчитывать, либо на счастливый случай (который в действительности всегда будет для нас крайне несчастным) и быть готовым ухватить свой шанс.

Вот еще цитата из «Силы безмолвия»:
«Дон Хуан заметил, что вовсе не обязательно изучать магию, чтобы сдвигать точку сборки. Иногда вследствие естественных, хотя и драматических обстоятельств, таких как война, лишения, стрессы, усталость, горе, беспомощность – точка сборки человека подвергается глубоким сдвигам. «Если бы человек, который находится в подобных обстоятельствах, был способен воспринять идеологию магов», – сказал дон Хуан, – то он был бы способен без проблем довести до предела этот естественный сдвиг. И люди могли бы искать и находить необыкновенные вещи, вместо того, чтобы делать то, что люди обычно делают в подобных обстоятельствах, – жаждать поскорее вернуться в обычное состояние».

Да, могу сказать по своему опыту сдвига в «место без жалости» (о котором как-нибудь напишу) (как и по опыту Кастанеды) в большинстве случаев сдвиг точки сборки и разрушение непрерывности связаны именно с драматическими или, по крайней мере, с очень болезненными событиями. Однако это не всегда так. Помните случай с целительницей описанный Кастанедой все в той же «Силе безмолвия»? В нем очень хорошо описано создание надлежащей обстановки для вмешательства духа (правда проявляющегося через конкретного человека), то есть для разрушения нашей привычной непрерывности и изгнания из нашего ума сомнений в чем-то выходящем за пределы разума. Это как раз имеет отношение к третьему фактору, удерживающему наше восприятие в привычном месте, к которому я обещал вернуться. Речь идет о страхе разрушения привычной картины мира и, как следствие, нашем нежелании верить во что-то за пределами разума.

Как сказал Нагуаль: «Мы должны быть убеждены, но никто из нас этого не хочет». Мы действительно боимся, мы должны быть убеждены в возможности чуда, но не хотим терять привычной определенности и ясности. Именно этот наш страх и наше нежелание верить в чудо и создают необходимость в различных «устрашающих ритуалах» или в драматическом трансе целительницы. Эти внешние вещи, разрушая нашу непрерывность, просто «позволяют изгнать из нашего ума сомнения и позволить духу сместить нашу точку сборки». Как только это сделано человек «попадает в ту область, в которой чудеса являются чем-то обычным».

Хотелось бы написать еще несколько слов о вмешательстве духа. На самом деле это самое важное из всего, что нам надлежит понять. Именно осознание духа, фактическое осознание его присутствия немедленно вызывает сдвиг в повышенное осознание. Я очень хорошо понимаю, о чем пишу, так как уже давно без труда изменяю свой собственный уровень осознания. И в этом сдвиге нет ничего особенного, фактически мы можем даже не заметить, что он произошел. Я, к примеру, стал понимать, что нахожусь в повышенном осознании, только через несколько недель после того, как стал постоянно попадать туда.

Попробуйте сделать это сами, просто обратитесь к духу, назовите его, вслух скажите ему «ты». Развернитесь свое внимание к нему наружу, откройтесь источнику, даже не пытаясь вообразить, что он такое, и подержите эту открытость, ничего не ожидая. Просто разверните свое внимание к нему наружу и позвольте ему войти. Я не буду описывать своих ощущений при этом действии, чтобы не создавать у вас новой инвентаризации, это лишь помешает вам. В общем, это не требует никакой специальной обстановки, но мне очень удобно делать это, когда я бегаю в лесу или иду. Так же здесь может несколько помочь темнота, но фактически важно лишь ваше к нему искреннее обращение, безусловное принятие его существования.

Вот мы уже и перешли от пассивного к активному, хотя и не совсем. Ведь открываясь духу, мы не намереваемся ничего, мы лишь выводим нашу энергию из самопоглощенности, позволяя ему подвинуть нас. В подавляющем большинстве случаев этот сдвиг не очень глубок, скорее даже совсем не глубок (хотя бывает, так вставит…). Давайте теперь поговорим о возможности действительно глубокого сдвига, то есть об «управлении намерением», о шестом абстрактном ядре. Честно скажу, я еще не делал этого, то есть еще не попадал по своей воле в позицию безмолвного знания, но, намереваясь разного, испытывал и испытываю довольно глубокие сдвиги точки сборки, так что вполне могу говорить об этом. Итак, начнем с «начала»… Вот цитата из восьмой:

«Он заявил, что сталкинг является началом, и что прежде, чем воины могут что-либо предпринять на пути воина, им необходимо научиться выслеживать, затем они должны научиться намереваться, и только после этого они смогут сдвигать точку сборки по своей воле».

Да, это действительно фундаментальный шаг – научиться выслеживать. В контексте нашей темы это означает научиться приводить себя в состояние, подходящее для намеревания. То есть научиться останавливать внутреннее возбуждение, устранять любое внутреннее беспокойство, приводя себя в состояние нуля, и, конечно, останавливать внутренний диалог. Вообще внутренняя тишина – это совершенно особая вещь, которая имеет различные степени. Есть, к примеру, тишина отсутствия мыслей при наличии, тем не менее, каких-то внутренних возбуждений, каких-то полумыслей-получувств. А есть очень глубокая абсолютная тишина, в которой каждая вызываемая нами мысль воспринимается как громкий удар колокола. Она однажды пришла ко мне совершенно неожиданно, после нескольких лет ежедневной правильной ходьбы.

Эта тишина сразу дает вам уверенность в возможности управлять всем, что вас окружает, намереваться чего угодно. Я, естественно, попробовал, и это было просто поразительно. Да, тишина, это очень серьезная вещь. Но сталкинг сейчас не наша тема, поэтому представим, что мы это уже умеем выслеживать, умеем приводить себя к покою и что тишина достигнута. Следующим шагом для серьезного сдвига точки сборки является намеревание чего-то за пределами описания разума. Вот цитата из нашей незаменимой «Силы безмолвия», простите меня за ее размер, но ничего не могу поделать:

«Сейчас мы пойдем очень спокойно, – сказал он. – Приготовься подбрасывать землю ногами, как великан десяти футов ростом.
– Поднимай ногами облака пыли, – приказал он мне. – Чувствуй себя огромным и тяжелым.

Я попытался – и немедленно ощутил свою громадность. Шутливым тоном я заметил, что сила его внушения невероятна. Я действительно почувствовал, что стал гигантским и свирепым. Он заверил меня, что ощущение размера ни в коем случае не является следствием его внушения, но результатом смещения моей точки сборки.

Он сказал, что люди древности стали легендарными благодаря безмолвному знанию о той силе, которую можно получить, сдвигая точку сборки. Маги возродили эту древнюю силу, хотя и в более умеренном масштабе. При помощи сдвига точки сборки они могли манипулировать своими чувствами и изменять вещи (помните нашего Святогора?). Я изменяю вещи, почувствовав себя большим и свирепым. Чувства, производимые таким образом, называются намерением.

– Твоя точка сборки уже немного сдвинулась, – продолжал он. – Сейчас ты находишься в таком положении, что можешь или утратить свое достижение, или же заставить свою точку сборки сдвинуться еще дальше.

Он сказал, что, вероятно, любой человек, живущий в обычных условиях, когда-нибудь получает возможность вырваться из оков обусловленности. При этом он подчеркнул, что имел в виду не социальные условности, но условности, которые сковывают наше восприятие. Момента восторга достаточно, чтобы сместить наши точки сборки и разрушить условности. То же касается и мгновения страха, гнева, плохого самочувствия или горя. Но чаще всего, получая шанс сместить нашу точку сборки, мы пугаемся. Обычно вступают в игру наши академические, религиозные, социальные устои. Они обеспечивают наше безопасное возвращение в толпу, в привычное стадо, возврат нашей точки сборки в предписанное положение нормального образа жизни.

Еще он сказал, что все известные мне мистики и духовные учителя действовали по тому же принципу: их точки сборки смещались благодаря дисциплине, аскетизму – или случайно – в определенное место, после чего они возвращались в нормальное состояние, сохраняя память об этом на всю жизнь.

– Ты можешь быть весьма благочестивым, хорошим парнем, – продолжал он, – и забыть при этом о начальном движении своей точки сборки. Или сумеешь вытолкнуть себя за пределы своего разума. Ты, кстати, все еще находишься в этих пределах.

Дон Хуан развивал свою мысль далее. Он сказал, что средний человек, будучи неспособным обрести энергию, для того, чтобы воспринимать за пределами своей повседневности, называет область экстраординарного восприятия магией, волшебством или происками дьявола, отшатывается от нее и не утруждает себя дальнейшими исследованиями.

– Но ты уже не можешь так поступать, – продолжал дон Хуан. – Ты не религиозен и при этом слишком любопытен, чтобы так просто отказаться от приобретенного опыта. Единственное, что могло бы остановить тебя – это трусость. Преврати все это в то, чем оно является на самом деле, – в абстрактное, в дух, в нагуаль. Не существует ни колдовства, ни зла, ни дьявола. Есть только восприятие.

– Стань огромным! – приказал он мне с улыбкой. – Покончи с разумом! И тут я точно понял, что он имеет в виду. Я действительно знал, что могу сделать ощущение своей величины и свирепости настолько интенсивным, что, в самом деле, стану гигантом, возвышающимся над кустарником и обозревающим все вокруг нас.

Вдруг со мной произошло нечто необычное. Всякие размышления прекратились. Я буквально ощутил, как темное покрывало опустилось на меня и затуманило (затемнило) мои мысли. И я позволил своей разумности уйти с непринужденностью человека, которого ничто в мире не тревожит. Я был убежден, что если захочу рассеять это затемняющее покрывало, то все, что нужно будет для этого сделать – просто почувствовать, что прорываешься сквозь него».


Черт возьми, какое странное совпадение – и тут огромность, как по заказу. Правда, всего около трех метров, это конечно не «выше леса стоячего», действительно в «более умеренном масштабе». А может быть нам действительно легче всего вознамериться стать великаном? Хотя, наверное, для кого как. Но, вернемся к теме. В этом отрывке есть описание сути намеревания. «Стань огромным, покончи с разумом» – сказал Нагуаль, и Кастанеда понял, что он «может сделать ощущение своей величины и свирепости настолько интенсивным, что, в самом деле, станет гигантом, возвышающимся над кустарником и обозревающим все вокруг нас».

Основной вещью в этой интенсификации чувства (если не считать наличия энергии), является то, что человек не пытается сделать что-то, не хочет чего-то, а становиться этим, действительно непосредственно генерирует определенное чувство. Он становится тем, чего намеревается. Помните как в «Матрице»: «Не пытайся согнуть ложку, это невозможно. Ложки не существует, это ты». Очень неплохо. То есть, ты не должен отделять себя от своего восприятия, от воспринимаемого тобой, ты должен стать ложкой и согнуться вместе с ней. Если ты сделаешь это, так же как если вызовешь и до предела усилишь чувство своей огромности, мизерности, легкости, тяжести, полета, да чего угодно, твоя команда будет исполнена в зависимости от количества содержащейся в ней энергии.

Помните, как в восьмой: «Он сказал, что все, что делают маги, является следствием движения их точки сборки. И что такие сдвиги управляются количеством энергии, имеющейся в их командах». Вот мы, как я полагаю, и пришли к сути проблемы нашего вечного Илюши, олицетворяющего собой как древних магов, так и каждого из нас. Находясь в позиции личностного самосознания, человек хочет достичь, стать, овладеть, получить. Однако он, то есть его «я» по самой своей природе отделено от всего воспринимаемого им, оно в принципе не может ничем стать, что совершенно необходимо для истинного намеревания . Вот вам великолепная цитата из все той же «Силы безмолвия»:

«В этот момент у меня впервые в жизни возникло осознание собственной раздвоенности. Внутри меня существовали две совершенно обособленные части. Одна была чрезвычайно старой, спокойной и равнодушной. Она была тяжелой, темной и связанной со всем остальным. Это была та часть меня, которая ни о чем не беспокоилась, поскольку была равной всему остальному. Она всем наслаждалась, ничего не ожидая. Другая часть была светлой, новой, воздушной , подвижной. Она была нервной и быстрой. Она беспокоилась о себе, потому что была ненадежной , и не наслаждалась ничем просто потому, что не имела способности связать себя с чем бы то ни было. Она была одинокой, поверхностной и уязвимой. Это была та часть меня, из которой я смотрел на мир».

Без сомнения наша личность, наша личностное самосознание и является той самой частью, о которой написал Кастанеда, той частью из которой все мы смотрим на мир. Эта часть формировалась в человеке тысячелетиями, и в связи с ее неспособностью «связать себя с чем бы то ни было», пока мы действуем из этой части наша энергия остается разделенной, увязшей в самоотражении, и поэтому нашим командам недостает интенсивности для того, чтобы действительно стать командами Орла. Причем восприятие и действование из этой части фактически является ни чем иным, как фиксацией нашей точки сборки в определенной позиции, позиции личностного самосознания.

Пока мы находимся там, вследствие недостатка энергии в наших командах наше намерение всегда будет исполняться с приличной задержкой, а для его немедленного исполнения нам всегда будет необходима, как сказал дон Хуан, ситуация жизни и смерти. То есть пока мы находимся в нашей обычной позиции восприятия, мы не можем непосредственно управлять намерением. Фактически если мы находимся строго в этой позиции для нас невозможно действительно осознать и глубоко понять то, что написано в книгах Кастанеды и даже в этом посте, так как наше понимание ограничено лишь нашей инвентаризацией, которая доминирует над тем, приносящем истинное понимание, настоящим осознанием, которое дает то небольшое количество имеющейся у нас свободной энергии.

В связи с этим в действительности наша задача заключается не в том, чтобы сразу понять все то, что говорил Нагуаль, а в том, чтобы повысить уровень собственного осознания, накопить и освободить из плена самоотражения свою собственную энергию, дав духу возможность изменить наш уровень осознания, повысить его. То есть позволить духу перевести нас в наше «другое я» и начать воспринимать мир и той самой «чрезвычайно старой, спокойной и равнодушной» части себя, о которой мы уже упоминали выше. Вот еще все оттуда же:

«Он (дон Хуан) сказал, что любое человеческое существо, соблюдающее особую, весьма простую последовательность действий, может научиться сдвигать свою точку сборки. …Та особая последовательность, которую он имеет в виду, требует осознавания того, что самозначительность является той силой, которая удерживает точку сборки фиксированной. Когда самозначительность уменьшается, то больше не расходуется энергия, которая обычно тратится на ее поддержку. Увеличенная таким образом энергия затем служит своего рода трамплином для отправления точки сборки в невообразимое путешествие автоматически и непреднамеренно.

Такой сдвиг точки сборки уже сам по себе означает отход от саморефлексии, а это в свою очередь обеспечивает четкое связующее звено с духом. Он добавил, что, в конце концов, именно саморефлексия когда-то и разъединила человека с духом».


Давайте начнем поводить итоги. Основной темой этого поста было управление намерением. Мы немного поговорили как о глубинной механике этого процесса, так и о практических его аспектах. Полагаю, что теперь нам понятно, что для действительного управления этой силой нам требуется интенсивность несовместимая с личностным самосознанием, то есть с современной позицией точки сборки человека. Фактически для того чтобы приблизиться к действительному управлению намерением, нужно приблизиться к этой силе, как к таковой, то есть позволить ей повысить наш уровень осознания. Именно повышенное осознание, как когда-то осознал Кастанеда, и является «вратами намерения». Сделать это, то есть изменить свой уровень осознания, а скорое постоянно поддерживать это измененное состояние, можно лишь при условии, что вашей энергии достаточно и она находится в свободном состоянии, то есть ваше связующие звено с духом чисто. А к этому есть лишь один путь, тот самый путь к свободе, которым некоторые из нас пытаются следовать. На самом деле весь этот путь является ничем иным, как путем в наше «другое я», то есть путем к восприятию мира из позиции безмолвного знания, из той «чрезвычайно старой, спокойной и равнодушной» части себя, в которой постоянно находился «хозяин намерения» Сильвио Мануэль и о которой мы уже упоминали выше. Древние видящие не смогли понять того, что поняли новые (что вполне можем понять и мы), то есть «тщетности борьбы за власть над своими ближними, тщетности собирания других миров, и, прежде всего, – тщетности самозначительности». Именно самозначительность и была тем барьером, который не дал им возможности понять того, что говорит дон Хуан в следующей цитате:

«Древние видящие сосредоточили свои усилия исключительно на разработке тысяч сложнейших магических техник. Но они так никогда и не поняли, что все их замысловатые приемы, такие же причудливые, как и они сами, были не более чем средствами разрушить фиксацию точки сборки и заставить ее перемещаться. Я уже говорил когда-то: магия – это тупик. Я имел в виду то, что магические практики лишены собственной ценности. Они имеют косвенное значение, поскольку их реальная функция – сдвигать точку сборки, заставляя первое внимание отпустить свой контроль над ней.

Новые видящие определили истинную роль магических приемов, и решили напрямую заняться процессом перемещения точки сборки, отказавшись от всей этой чепухи – ритуалов, заклинаний и прочего».


У каждого из нас своя жизнь и каждый сам решает, какого уровня управления намерением ему достаточно (и нужно ли это ему вообще). Достигнуть неглубокого сдвига своей точки сборки с помощью вызывания у себя непривычного чувства (на этом, кстати, основан почти весь гипноз) или с успехом намереваться чего-то в своем повседневном существовании (особенно с помощью ритуала) в общем-то достаточно несложно, однако открыть, не рубя, ту крышку каменного гроба с нашим Святогором и «вновь восстановить наше знание намерения и снова обрести способность использовать его, не поддаваясь ему», по-моему, куда интереснее.

 

-

-

Поиск по сайту