pageTracker._trackPageview(); } catch(err) {} /* END AG Google Analytics Plugin v.1.0.8 */ /* ========== www.gordejev.lv =========== */
Обо мне Мои избранные статьи Внимание. Осознание. Путь.

Эмоциональная адаптация

Устройство этого мира таково, что практически каждое живое существо в нем вынуждено выживать, борясь за свое существование. В целях физического выживания организмы созданы таким образом, что их материальные составляющие способны изменяться, приспосабливаясь к условиям внешней среды. Будучи помещенными в определенные условия, испытывая различные нагрузки и адаптируясь к ним, наши тела, к примеру, увеличивают свою силу, мышечную массу, обрастают волосами или теряют их, наращивают мозоли и т.д и т.п.

Однако наиболее важным для выживания представителей любого вида является их поведение, то есть, те действия, которые они совершают. Для адекватной реакции на различного рода внешние воздействия, то есть, для совершения правильных поведенческих выборов во взаимодействии с внешним миром, все животные (давайте остановимся на них) обладают еще одной сигнальной системой, которая, так же как и физический организм, адаптируется к условиям окружающей среды. Эта система определяет качество их осознания и состоит из большого набора энергетических полей, которые мы называем чувствами или эмоциями. Кроме притяжения и отталкивания (о которых я уже писал ранее) эти энергетические поля обладают огромным набором разнообразных качеств, которые определяют весь сложнейший поведенческий диапазон каждого конкретного существа. Находясь внутри энергетической оболочки различных существ и являясь активированным эти чувства играют роль первичных команд, которые, в зависимости от своей интенсивности, или толкают эти существа к немедленным действиям или, взаимодействуя с бортовой биовычислительной машиной (то есть, с мозгом, какого бы уровня развития он ни был) и направляя ее вычислительную функцию, помогают существу совершать наиболее адекватные для его выживания и благополучия действия.

Основным свойством процесса взаимодействия этой чувственной и материальной-биологической составляющих является рефлексирование (общепринятый научный термин, от reflection - отражение), которое, в случае достаточной интенсивности текущего чувства, означает автоматическое и безусловное отражение действиями животного его команды.

В ответ на восприятие различных образов окружающего мира в энергетической структуре животных автоматически активируются те конкретные чувства, которые находятся в соответствующих этим образам, устойчивых образно-эмоциональных энергетических связках, уже имеющихся внутри их энергетической структуры. В своих прошлых статьях я называл их комплексами, уже достаточно подробно касаясь механизмов их работы. Здесь мне хочется рассмотреть эту тему в несколько другом аспекте, который связан с адаптацией (от лат. adaptatio - приспособление) существ к условиям существования.

Каждое животное (прошу не забывать, что человек тоже входит в эту категорию) рождается с определенным набором комплексов, которые достаются ему в наследство от его производителей )). Нам очень важно понимать, что первичная задача этих энергетических структур заключается именно в обеспечении выживания того существа, которому они принадлежат. Пройдя очень длинный эволюционный путь естественного отбора животные предки сегодняшних представителей всех без исключения видов, адаптируясь к постоянно меняющимся условиям внешней среды и угрозам своей жизни, накопили определенный набор кармических комплексов, который составляет основу для выживания их сегодняшних потомков. Эти энергетические структуры обеспечивают живым существам тот минимальный набор рефлекторного реагирования, который необходим им для выживания на первом этапе своего существования (хотя многим видам и на всю жизнь хватает). На протяжении своей дальнейшей жизни, в процессе адаптации к условиям окружающей среды, животными приобретается огромное количество новых психоэмоциональных комплексов, помогающих им эффективно взаимодействовать с окружающим миром.

Нельзя сказать, что без этого набора выживание просто невозможно, однако при его отсутствии существу совершенно необходима достаточно совершенная биовычислительная машина (мозг), которая способна к стабильному удержанию (память) и правильной перелинковке (логика или безупречная инвентаризация) достаточно большого количества элементов описания мира в материальном, критическом для выживания существ, диапазоне их восприятия.

Однако почти все, созданные Землей, животные имеют существенные конструктивные ограничения, определяющие как степень предельно возможного роста их осознания, так и возможностей вышеупомянутой вычислительной системы, заложенных в строении их мозга. В подобной ситуации наличие сигнальной системы эмоциональных комплексов для всех без исключения животных видов на Земле является критическим для выживания, а она сама является доминантной по отношению к вычислительным функциям их мозга.

Однако с людьми дело обстоит несколько иначе, чем с другими животными. Являясь противником антропоцентризма, здесь я вынужден признать, что у вида Homo sapiens имеется одно фундаментальное отличие от других животных. Завершая процесс эволюции живых видов, наша живая и исключительно высокоосознающая планета, внося последние коррективы в устройство человеческого мозга, сделала эту биовычислительную машину способной как к стабильному и долгосрочному хранению достаточно значительной базы данных, так и к проведению исключительно упорядоченной инвентаризации, дав человеку потенциальную возможность выживать в этом мире, не используя животной сигнальной системы психоэмоциональных комплексов.

Однако, эта система продолжает существовать и работать, и, несмотря на обладание разумом, люди по-прежнему остаются в рамках первично-животного механизма эмоциональной адаптации к условиям внешней среды. Рождаясь с определенным набором кармических комплексов и не осознавая механизмов работы собственного сознания человек, даже по достижении того возраста, когда его разум становится достаточно развитым, продолжает как нести свой старый кармический багаж, так и на его основе накапливать огромное количество новых комплексов. Как и у представителей остальных животных видов, основной движущей силой нашего поведения являются команды активирующихся из момента в момент чувств.

Кроме того, в отличие от представителей других видов, вследствие высокого развития разума, уже на протяжении десятков тысяч лет людям приходится выживать не столько в столкновении с дикой природой, сколько приспосабливаясь к условиям жизни в человеческом обществе, с его культурными, морально-нравственными и структурными закономерностями. И в отличие от социальных структур других животных видов, структура человеческого общества является исключительно сложной. Вследствие этого структура внутренних психоэмоциональных комплексов любого цивилизованного представителя вида Homo sapiens по сравнению с подобными структурами других животных видов является в десятки раз более обширной количественно и более сложной качественно. Постоянно следуя в процессе личностного рефлексировния на протяжении своей жизни люди накапливают огромное количество психоэмоциональных комплексов, которые вполне можно назвать социально-культурными. И хотя огромное количество этих комплексов являются совершенно лишними и лишь мешают человеку, снижая эффективность его действий, достаточно многие из них людям просто необходимы, так же помогая человеку выживать в современном обществе, как и животным в дикой природе.

Современное определение социальной адаптации человека дает "Социологический энциклопедический словарь": "Адаптация социальная - процесс и результат активного приспособления индивида или группы к определенным материальным условиям, нормам, ценностям социальной среды". Серьезно занимающемуся самопознанием человеку необходимо понимать, почему большое количество социальных эмоциональных комплексов действительно необходимо представителям нашего вида для выживания. Дело в том, что 99,99...% процентов людей на Земле - вследствие непонимания механизма самоотражения, несовершенства своего разума и незначительного количества свободной энергии, обуславливающего низкий уровень их осознания - совершенно неосознанны. Вследствие этого для их выживания совершенно необходимо, чтобы сигнальная система эмоционального рефлексировния функционировала таким же образом, как и у представителей других животных видов, определяя их поведенческие выборы. И она великолепно (судя по крайне интенсивному росту популяции нашего вида) справляется со своей задачей, являясь основной составляющей социальной адаптации человека. Фактически, единственная разница между Homo sapiens и другими животными заключается в том, что вследствие высокого развития мозга смысловая составляющая работы сознания людей (инвентаризация) является крайне усложненной, совершенно запутанной и отражающей реальное положение вещей лишь в небольшом функциональном спектре общего описания мира.

Рассматривая данный вопрос с точки зрения пути к свободе и роста нашего осознания, мы сталкиваемся с очень интересным и парадоксальным феноменом. Фактически, уже многие тысячи лет назад человеческое сознание попало в замкнутый круг, разорвать который исключительно сложно. С одной стороны, так как каждый человек действительно неосознан и возможность его немедленного изменения - скажем, до той радикальной трансформации сознания, о которой говорит Джидду, или до значительного повышения уровня разумности - просто отсутствует, то для выживания в современном обществе большое количество собственных комплексов ему совершенно необходимы. А с другой стороны, они являются препятствием для роста его осознания и прихода к чистому пониманию различных вещей с возможностью выживания на основании одной лишь разумности (фактически, высокий уровень осознанности тут не является необходимостью). Причем совершенно очевидно, что при разрушении одних комплексов смысловое самоотражение в других все еще продолжается, вызывая серьезные сбои в работе разумной инвентаризации и разрушая необходимые и важнейшие для нашего выживания и благополучия поведенческие структуры.

К примеру, от таких действий, как вступление в беспорядочные и многочисленные половые связи, употребление различных наркотических веществ или просто погружения в лень и полное ничего неделание, в сигнальной системе эмоционального реагирования нас охраняют различные морально-нравственные и другие комплексы, частично состоящие из отталкивающих негативных чувств страха, жалости к себе, отвращения (и т.п.) и образов различных трудно излечимых заболеваний, осуждения окружающими, потери близких нам людей, разрушения тела, пожизненной зависимости и т.п.

Сказав о негативно-отталкивающей стороне наших комплексов, нельзя не упомянуть и о позитивно-притягивающай стороне тех же самых образований. В связках друг с другом они обуславливают не только наше поведение в отношении данных вредных привычек, но и генеральные личностные мотивационные составляющие нашего долгосрочного поведения в стремлении к достижению. Фактически они составляют часть той самой "сердцевины всего наилучшего" (как выразился нагуаль Хуан Матус) нашей самозначительности. Взаимодействуя с идеей личности и нашим образом себя в структуре нашего описания мира разнообразные чувства наших комплексов вызывают и поддерживают стойкое ощущение важности собственной важности в собственных глазах и в глазах окружающих, определяя наши основные жизненные цели, толкая к действиям в направлении карьерного роста в какой-либо области, каких-либо достижений, ухода за собственным телом и т.п.

Посмотрите на это внимательно, подумайте о своей текущей жизненной мотивации в отношении различных аспектов повседневной деятельности, и вы увидите, что это именно так. Представьте себе ситуацию, когда вы находитесь на необитаемом острове с прекрасными жизненными условиями и без какой-либо связи с внешним миром, зная, что вы тут и умрете, и спросите себя, делали ли вы бы еще что-либо, кроме того, что вам необходимо для выживания (и даже это). К примеру, интересовали бы вас ваши занятия йогой, последняя мода, маникюр, марка своего автомобиля, прическа, тонкая талия, накачанные мускулы и т.д. и т.п.

Однако при всей важности позитивной составляющей нашей системы эмоциональной адаптации основную барьерную функцию против саморазрушительных действий в ней играют именно наши негативные чувства. И если по какой-либо причине эти комплексы у человека разрушаются или просто отсутствуют, то находящаяся в зависимости от них работа смысловой составляющей его сознания просто перестает убеждать его личностную составляющую в том, что подобные действия - "это плохо и может привести к..." В таком случае на первый план, порождая соответствующее смысловое мышление, выходит его притяжение к удовольствию (тоже являющемуся эмоциональной командой), вследствие чего человек просто "слетает с катушек", достаточно быстро начиная разрушать свою физическую составляющую. Переставая создавать смысл различных самоограничений, система начинает создавать смысл их бессмысленности.

Прежде чем идти дальше, хочу еще раз подчеркнуть, что вся, описанная выше, работа системы, в случае 99.99...% живущих на Земле людей, является полностью автоматической, и прочтение данного трактата ), как и запоминание наизусть всего Кастанеды, Кришнамурти и всей классики буддизма с даосизмом абсолютно ничего не меняет. Конечно, это звучит сурово, но осознавание этой части "сермяжной правды" совершенного необходимо мало что осознающему и понимающему воину для осознанного движения по пути...)) Без шуток.

Итак, продолжим нашу чистую логику, перейдя к пути воина. Пока что, сообразно ей, выхода не видно. Решив идти по пути воина и приняв безусловный факт того, что мы почти ничего не осознающие, не понимающие и почти полностью автоматические биологические механизмы, в своем выживании и благополучии полностью зависящие от вышеописанной животной системы чувственного рефлексирования, мы сталкиваемся с серьезнейшей проблемой, описанной мной еще восемь лет назад в первой главе своей книги. Серьезное вмешательство в работу своей системы сознания, сопровождающееся глубоким разрушением ее базовых психоэмоциональных комплексов - исключительно опасно. Однако освобождение увязшей в них энергии наших чувств является сутью пути, поэтому разрушать их совершенно необходимо. Как же нам выйти из этого замкнутого круга: "Казнить нельзя помиловать"? Похоже, выход тут один: собрать остатки своей энергии, оставшиеся после прочтения первой )) части этой звериной статьи, и добив ее до конца, попробовать все-таки разобраться в этом страшном вопросе )).

Самым простым решением данной проблемы для воина является наличие у него действительно осознающего учителя, и конечно идеально, если последний является нагуалем. В таком случае эта проблема решается сама собой при условии полного доверия и стремления к сотрудничеству ученика. Учитель поддерживает, вызванные новыми позициями точки сборки, непрерывности, дозирует растворение комплексов и т.д. и т.п. Очень мало кому так везет, но говорят, что иногда бывает...

Если же мы решили идти по этому пути самостоятельно, то не нужно быть гением, чтобы понять, что единственной вещью, на которую мы можем опереться, является чистое понимание. Поэтому успокоимся насколько сможем, и по максимуму отключив смысловое отражение в текущих фоновых чувствах и предположив, что свободного внимания-осознания у нас достаточно, а бортовая биовычислительная машина функционирует на должном уровне, продолжим.

В рамках данной статьи, кроме уже написанного выше, я хочу помочь вам понять необходимость наличия и понимания абстрактной цели и вместе с этим углубить понимание природы самозначительности. Тут у нас цитата из восьмой:

"Он (молодой дон Хуан) вскоре понял, что потерпел неудачу из-за того, что у него не было абстрактной цели. Он понял, что люди в доме Нагуаля были необычными, потому что их абстрактной целью был поиск свободы. Не понимая, что такое свобода, он все же понял, что это нечто, противоположное его конкретным потребностям (нуждам). Отсутствие абстрактной цели сделало его таким слабым и неэффективным..."

Я не знаю, обратили ли вы серьезное внимание на утверждение о том, что воины из партии нагуаля Хулиана (как и любые другие, осознавшие прямой путь к свободе видящие) были необычными лишь(!) потому, что у них была абстрактная цель, которую они называли "поиском полной свободы", но советую вам сделать это, так как это нечто совершенно фундаментальное. Если посмотреть как далеко вперед, так и себе под ноги, то, прочитав Кастанеду, можно увидеть три предельных уровня материального воплощения этой цели.

Первым из них является частичное фактическое преодоление ограничений текущего бытия, имеющихся у нашей животной природы, путем прихода к, так называемому, второму вниманию, и полное овладение всеми возможностями этой части нашего существа. Подобное достижение означает действительный выход за пределы диапазона своих текущих возможностей, по большому счету соответствующих возможностям других живущих на земле животных. Преодоление барьера восприятия, полный контроль над энергетическим телом, путешествия по другим мирам, отсутствие зависимости от температуры окружающей среды, возможность мгновенного переноса своей физической составляющей за тысячи километров и т.д. и т.п.

Вторым уровнем и окончательной реализацией этой цели - согласно книгам Кастанеды - является переход в третье внимание, по видимому означающий вечное сохранение самоосознания существа в некой, в принципе невообразимой для нас форме. Давайте оставим этот вариант в покое, так как возможность уйти в третье внимание настолько эфемерна, что ее можно вообще не принимать в расчет.

Третий уровень фактического воплощения абстрактной цели имеет прямое и непосредственное отношение к нашему пути ко второму (а затем, и к третьему) вниманию и полному овладению его ресурсами и возможностями.

Сейчас на Земле (и, в частности, в России) есть достаточно людей, которые фактически зацепились за какую-то часть наших возможностей в этой сфере. Некоторые из них способны видеть, управлять своими телами сновидения, исцелять и т.п. Бывают даже такие (к примеру, П.К.Иванов и некоторые его ученики), которые усилили свою связь с духом и, соответственно, интенсивность входящего энергетического потока, до такой степени, что могут часами, как тюлени, без всякого вреда для себя сидеть в проруби. При всей очевидности подобных достижений и тому восхищению, которое испытывают люди, лично приходя к ним или сталкиваясь с их обладателями, для новых видящих, являющихся наследниками традиции древних Тольтеков, они просто смешны. Если мы внимательно почитаем Кастанеду, то, кроме всего прочего, найдем в четвертой и седьмой книгах описание того, чем завершился его тринадцатилетний период обучения. Как мы помним, он там неоднократно разными способам преодолевал барьер восприятия, орлом прыгая в пропасть ) и перенося свое физическое тело за многие тысячи километров. Причем там написано, что это означает прохождение лишь первого (хотя и очень серьезного этапа) пути, и говорит о том, что после него ученик становится способен продолжать путь самостоятельно. Даже особо не напрягая свой разум, мы можем понять, что за этим этапом, с точки зрения развития видящего, еще лежит "непаханое поле"...

В чем же тут дело? Чего такого не понимают в отношении пути те, кто не относится к вышеуказанной   традиции? Почему их развитие останавливается на достаточно низком уровне, а о преодолении барьера восприятия и толчка Земли они даже и не мечтают? Продолжая тему фактического воплощения третьего уровня абстрактной цели, нужно понимать, что она относится не столько к вышеописанным фактическим достижениям, сколько к продвижению воина по пути к ним. И постулированная в ней абсолютная свобода на пути воина означает не что иное, как свободу от самозначительности, то есть, от нашего вторичного рефлексирования в тех чувствах, которые автоматически активируются при работе той самой первичной сигнальной системы эмоциональной адаптации, о которой мы говорили выше.

Давайте подробнее рассмотрим этот критический для нас процесс самозначительного вторичного рефлексирования, отталкиваясь от текущего момента. Итак, сейчас мы такие, какие есть. То есть, унаследованные нами от наших предков и автоматически приобретенные нашей системой эмоциональной адаптации, в целях выживания этой почти безмозглой скотинки в этом злом мире, психоэмоциональные комплексы находятся на своих местах внутри нашей энергетической структуры. Мы по-прежнему животные, которым нужно выживать, и наши, созданные Землей, гениальные и достаточно эффективные защитные чувственно-образные механизмы функционируют по-прежнему. То есть, полностью автоматически, совершенно не подозревая ни о том, что в процессе социальной адаптации мы накопили огромное количество бесполезных для выживания и вредных для своего бытия психоэмоциональных комплексов, ни о том, что, читая Кастанеду, Кришнамурти и Николаева, мы поумнели и они нам теперь ни к чему. Это означает, что как только в зону нашего восприятия или воображения попадает любой, имеющий свое отражение в образе какого-либо комплекса, образ, связанное с ним чувство автоматически активируется, в соответствии со своим качеством принуждая нас к определенным действиям. Этот процесс вполне можно назвать первичным рефлексированием. Его скорость огромна, он совершенно непроизволен, и мы никак не можем его контролировать.

Понимая это, воин совершенно спокойно относится к приходящим к нему чувствам, вне зависимости от их качеств. Ведь они просто отражают какую-то составляющую его системы эмоциональной адаптации, безличное энергетическое то, что есть. Как только эти чувства приходят, они начинают влиять на работу нашего мозга, обуславливая и направляя смысловую составляющую мышления. И это тоже совершенно естественный процесс, так как - как я уже упоминал выше, - исторически, биовычислительная машина в жизни животных играет второстепенную и подчиненную системе эмоциональной адаптации роль.

Однако мы относимся к виду Homo sapiens, мозг которого в состоянии все это понимать, а главное - помнить в любом эмоциональном состоянии. Сохранение памяти об этом понимании дает воину возможность безусловного принятия любой своей эмоциональной реакции, которое еще называется смирением. Помните, "Воин в смирении принимает себя таким, какой он есть, но не как повод для сожаления, а как живой вызов". Это как раз об этом. Какое бы ужасное или прекрасное чувство к нам не пришло и какое бы дерьмо не полезло от этого в голову, понимание механизма первичного рефлексировния, дополненное достаточно простым пониманием условности всех наших эмоциональных реакций, дают любому человеку способность наблюдения за происходящим в состоянии смиренного принятия.

Предположим, что кто-то назвал нас скотиной. Даже не воину ясно, что действительности это вполне соответствует - ведь скотина есть скотина, тут уж никуда на денешься )), - однако защитная система эмоциональной адаптации, в своем первичном рефлексировании, сразу сработала, вызвав какие-то достаточно интенсивные чувства (причем, хочу заметить, что сработала совершенно адекватно, так как от того, кто называет нас скотиной, добра не жди...))). В зависимости от того, кто это сделал - то есть, от его опасности или ценности, что, в общем одно и то же - в нашей сложнейшей сигнальной системе эмоциональной адаптации активировалось сразу несколько различных комплексов, определенным образом сбалансировав в одной связке самые разнообразные чувства, наиболее, с ее автоматической точки зрения, подходящие для защиты от этой опасности (подробное описание происходящего когда-то пытался сделать старик Фрейд, но даже после многолетних опытов с разнообразными наркотиками, у него это толком не получилось. Говоря серьезно, даже Бехтерев в своих многотомных трудах тут долго плавал, так и не причалив ни к какому берегу, поэтому мы ограничимся балансом между притяжением и отталкиванием). С точки зрения баланса этих двух базовых качеств, тут все достаточно просто. Реагируя на опасность в дикой природе, в целях своего выживания, скотина делает только три вещи: убегает, сдается на милость победителю или атакует. Так же и человек в данной ситуации, в зависимости от того, что перевешивает в общем балансе активированных чувств: ярость или страх, начинает действовать в соответствии с этими командами образом. В нашем случае, после первичного автоматического рефлексировния, включается процесс мышления, которое, следуя за качеством общего баланса и отражая весь набор всплывших эмоций, начинает создавать свою смысловую интерпретацию происходящего, пытаясь, в соответствии с ней, найти наилучший выход из текущей ситуации.

Нам необходимо понимать, что все описание процесса до этой точки является идентичным для каждого человека вне зависимости от того, является он воином или нет. Ведь начинающийся вслед за безусловным первичным эмоциональным рефлексированием процесс мышления является ни чем иным, как нашей любимой инвентаризацией первого внимания, являющейся, как известно, командой Орла, "не подчиниться которой мы не в состоянии". (Сказать честно, извините за ересь, Орел это или Земля-матушка, или они вместе нашалили, я не знаю. Но мозг у нас включается и работает рефлексивно-автоматически, а проводимая им первичная инвентаризация является такой же необходимой для выживания нашего сложнейшего существа, как и система эмоционального рефлексирования. Все-таки сотни миллионов лет эволюции сделали свое дело, и от инфузории-туфельки сейчас мы несколько отличаемся. ))) Однако после того, как эта инвентаризация началась, она может протекать по двум различным, очень сильно качественно отличающимся друг от друга направлениям, определяя не только наши текущие действия, но и, ни много, ни мало, дальнейшее направление всей нашей судьбы и развития.

Итак, до момента включения нашей разумной составляющей описанный выше процесс работы системы является безусловным и идет непроизвольно. А после запуска процесса разумной инвентаризации он переходит в фазу вторичного рефлексирования, основной характеристикой которой является управляемость (хотя и частичная). Эта характеристика, являющаяся следствием возможности нашего разумного мышления управлять поведением и вниманием человека, дает нам возможность не только выбирать способ своего текущего поведения, но и посредством процесса выслеживания осуществлять процесс растворения активированных комплексов, то есть, освобождения энергии. Нам необходимо "зарубить себе на носу", что осознанное, целенаправленное и настойчивое проведение этого процесса в его различных формах, является единственным(!!!) необходимым условием и сутью пути к свободе, фундаментально отличая тех, кто действительно идет по нему, от всех остальных.

Вы можете научиться чему угодно: сидеть в проруби, путешествовать в теле сновидения, энергетически исцелять себя и других, двигать предметы на расстоянии, подчинять других своей воле, останавливать внутренний диалог и быть полностью счастливыми и т.д. и т.п. Однако если внутри вашей энергетической оболочки останется хоть один нерастворенный комплекс, то к полной связи с духом и, соответственно, ко всем ресурсам своей человеческой природы вы не придете никогда. Фактически, прийти к различным "магически-энергетическим" способностям не так уж и сложно, однако у стремящихся к этому и сделавших это вышеупомянутых людей, внутри их энергетической оболочки оболочки остается огромное количество эмоционально-рефлексивного хлама, жестко лимитирующего как максимальную интенсивность входящего энергетического потока, так и потенциал их предельно возможных достижений и чистого понимания.

Именно в точке вторичного рефлексирования и происходит то разделением магов на две категории, о котором сказал нагуаль Хуан Матус в седьмой: "...видящие, как древние, так и новые, делятся на две категории. К первой относятся те, кто стремится практиковать самообуздание и способен направить свою деятельность в русло достижения прагматических целей, несущих благо другим видящим и человеку вообще. Другая категория – это те, кому нет дела до самообуздания и достижения прагматических целей. Среди видящих принято считать, что тем, кто составляет вторую категорию, не удалось справиться с проблемой самозначительности."

Итак, фундаментальная точка никогда не оставляющей нас развилки двух единственных путей: "бесконечного индульгирования и абсолютной безупречности". Второе выражение этой пары, активируя в процессе первичного эмоционального рефлексирования различные позитивно-притягивающие чувства, звучит бесконечно более привлекательно, и практически каждый из нас говорит себе и другим, что он выбирает именно этот путь, не понимая толком ни что это значит, ни что такое самозначительность и с чем ее едят. Но раз уж мы смогли добраться до этого места в этом зверином трактате ) Сергея Николаева, значит мы люди серьезные и нам нужно добить до конца тему вторичного произвольно-самозначительного рефлексирования с пониманием третьего уровня воплощения фундаментальной абстрактной цели. Поэтому продолжим.

В оригинале слово "самозначительность" выглядит как "self importance", где "self" в данном случае точнее всего перевести, как "я". А слово "самообуздание" (из выражения "склонны практиковать самообуздание") выглядит как "self restrain", где мы видим такой же корень, означающий то же самое. Здесь мы подходим к той основополагающей вещи в разумном описании содержания нашего сознания, которая является критической как для нашего произвольного управления процессом вторичного рефлексирования, так и для непроизвольного и бесконтрольного течения этого процесса. "Я хочу", "я не хочу", "мне это нравится, а это не нравится","мне тяжело", "я счастлива", "я несчастна", "мне страшно" и т.д. и т.п., говорит наша система разумной интерпретации, вторично рефлексируя в приходящих чувствах, вызываемых как текущим фактическим вызовом, так и образами в нашем воображении. Что же это за "я" такое, которое явно является здесь камнем преткновения?

Посмотрим сразу в суть этого явления. Чтобы там не говорили по поводу того, что я - это мир, а мир - это я, действительности это соответствует лишь на психологическом плане (что, без сомнения, исключительно важно). Конечно, мы можем осознавать свое единство со всем окружающим (как, к примеру, нагуаль Хуан Матус), но летающими вокруг птичками и плавающими рыбками мы все равно от этого не становимся. Сообразно устройству этого мира каждое живое существо в нем имеет свою собственную материально-энергетическую составляющую, в значительной степени обособленную от всего окружающего. Каждое животное обладает способностью к самостоятельным действиям и произвольному управлению своим вниманием, ощущая вследствие этого собственную индивидуальность. Фактически, в структуре каждого существа есть некая обособленная воспринимающая энергетическая единица, которую можно назвать свободным вниманием. Именно это образование способно произвольно управлять деятельностью других частей нашего существа и различными способами использовать его разнообразные ресурсы. Ощущение этой независимой осознающий единицы вместе с ощущением материальной отделенности от всего окружающего и лежит в основе нашего представления о собственном "я" с его свободной волей. Так что в принципе, при правильном понимании феномена независимой личностной индивидуальности, в ней самой нет абсолютно никакой проблемы. Проблемы с этой естественной составляющей нашего сознания возникают лишь вследствие недостаточной осознанности и глупости тех субъектов, которые обладают ее ощущением.

Никто не знает когда это случилось, но уже многие тысячи лет люди живут и воспитываются в таком обществе, для выживания в котором социальная адаптация человеку просто необходима. Для того чтобы выжить на начальном этапе своего развития в период созревания и становления своей разумности, ребенку, а позже, и молодому человеку совершенно необходимо эмоционально адаптироваться к общепринятым ценностям и угрозам своему существованию, накапливая огромное количество защитных психоэмоциональных комплексов, служащих основой для его выживания и благополучия во взаимодействии с окружающими. Если бы эти комплексы не создавались и не работали, то вследствие своей слабой осознанности и несовершенства своего разума, новое существо бы просто погибло, будучи так или иначе разрушенным окружающими его животными нашего вида. Во время этого процесса под давлением окружающих и под влиянием языковой структуры нейтральное по своей природе чувство личной индивидуальности неразрывно сливается с чувствами наших комплексов, начиная относиться к принуждающему качеству их команд, как к своей личной воле.

Именно подобное отношение к тому, что мы чувствуем, и является самозначительностью, а постоянное следование в потоке этого ощущения - самоотражением (саморефлексией).

Теперь давайте вернемся к процессу вторичного рефлексирования, посредством глубокого понимания природы самозначительности окончательно скрестив его с абстрактной целью, в надежде получить безупречное потомство ). Итак, нас обозвали скотиной. В ответ на это наша система эмоциональной адаптации в рамках процесса первичного рефлексирования автоматически и практически мгновенно активировала в нашей энергетической структуре чувства соответствующих комплексов. Процесс, что называется, пошел. Вслед за этим, тоже практически мгновенно, отражаясь в качестве команд активированных чувств, включился наш бортовой компьютер, начав искать путь выхода из данной ситуации в рамках своего описания мира и запуская процесс вторичного рефлексирования.

В случае обычного человека или второй категории магов-видящих (вне зависимости от их достижений), вследствие отсутствия у них действительного понимания происходящего, их нейтральное по своей природе ощущение собственной индивидуальности, ассоциируя себя со своими эмоциями, своим именем, другими многочисленными атрибутами представления о себе и следуя в рамках, обусловленной качествами текущих эмоциональных команд, смысловой непрерывности, просто следует за этим смыслом в своих действиях. При подобном развитии ситуации все комплексы человека остаются как минимум нетронутыми, а в большинстве случаев усиливаются, добавляя в свой состав новые чувства или усиливая интенсивность старых. Конечно, в течении этого процесса бывают случаи непроизвольного растворения каких-то эмоциональных фиксаций, однако это происходит очень редко и обычно не оказывает серьезного влияния на базовую работу и содержание системы эмоциональной адаптации (один из таких примеров много лет назад описан в моей книге в главе  "Сила и Путь"). Именно таким образом идет процесс самозначительного саморефлексирования, основанный на нашей глупости или на полном отсутствии какой-либо свободной энергии.

В случае воина, вооруженного чистым пониманием описанных выше процессов работы системы нашего осознания и обладающего каким-то количеством свободной энергии, этот процесс протекает иначе. После первичной автоматической рефлексивной реакции его системы эмоциональной адаптации и изначальной неизбежной безусловной инвентаризации его первого внимания, он делает паузу и разумно оценивает текущую ситуацию. Зная о своей абстрактной цели, он понимает что постулированная в ней абсолютная свобода на любом этапе его развития означает глупость и абсолютную бессмысленность следования в потоке эмоционально-смыслового личностного рефлексирования. Это понимание сохраняет свободным какую-то часть его внимания, давая возможность с улыбкой противостоять как командам активированных в данный момент чувств, так и тому смысловому содержанию своей мыслительной системы, которое они генерируют. Поддерживая часть своего внимания свободным он непрерывно неделает и выслеживает себя, постепенно уменьшая вес своих психоэмоциональных комплексов. Сталкиваясь с тяжелыми жизненными испытаниями или выслеживая себя в различных практиках искусства сталкинга и испытывая свои самые тяжелые чувства, он, сразу отступает в "сумерки своего (базового) "и все же"", понимая, что, все же, все они без исключения условны и являются следствием работы разнообразных комплексов, являющихся частями, защищающей его жизнь, животной системы эмоциональной адаптации. "Да я страдаю. А как еще это можно назвать?", - честно и смиренно признает он. "Ведь мои чувства настолько тяжелы и неприятны, что их почти невозможно вынести. И все же я понимаю, что лишь переживаю эмоции определенного качества, которые никак не относятся к моей безличной личностной составляющей." Когда воин действует подобным образом, он фактически является безупречным и на практике воплощает третий уровень достижения абстрактной цели, из момента в момент побеждая самозначительность.

Конечно, совершенно очевидно, что всегда быть безупречным и, соответственно, свободным от самозначительности просто невозможно. Ведь и в начале пути знания, и на его значительно более поздних этапах в структуре нашей эмоциональной адаптации продолжает сохраняться множество комплексов, содержащих в своем составе исключительно интенсивные чувства. Их автоматическая активация в процессе первичного рефлексирования в столкновении с различными вызовами восприятия вызывает к жизни настолько интенсивные чувства, что сила их команд, поглощая всю нашу свободную энергию, полностью подчиняет себе смысловую инвентаризацию нашего разума, не оставляя воину совершенно никакой возможности изменить ее качество непроизвольности, то есть, управлять своим мышлением и, соответственно, поведением. В такие моменты мы опять превращаемся в почти ничего не осознающую скотинку, в своем поведении и мышлении полностью отражающую работу своей защитной системы эмоциональной адаптации.

Работа подобных комплексов, поддерживаемая создаваемой ими смысловой непрерывностью - которая, в свою очередь поддерживает их в активном состоянии, - может продолжаться и продолжается различное время: от нескольких секунд и всю оставшуюся жизнь. Когда данный комплекс перестает быть активным - если это, конечно, вообще происходит, - смысловая непрерывность адекватного описания мира восстанавливается, и воин, понимая вышеописанные процессы, улыбается, смиренно признавая, что на какое-то время "потерялся" или забыл себя, сильно испугавшись чего-то. Помните фундаментальное от старика Сильвио: "Я ничего не боюсь, поэтому я буду помнить себя" (еще глубже вдаваться здесь в описание функционирования первичных комплексов я не буду, так как это тема уже другого трактата )), однако могу сказать, что основой каждого их них без исключения является страх).

При условии, что воин серьезно идет по пути освобождения и накопления энергии, объем его свободного внимания постепенно растет, а уровень осознания становится все выше. Это приводит к тому, что периоды его неспособности выйти за пределы процесса первичного эмоционального рефлексирования постепенно уменьшаются, через несколько лет пути сокращаясь до нескольких секунд, вне зависимости от интенсивности текущего чувства. Подобная скорость приносит ему возможность еще более эффективно растворять оставшиеся у него комплексы, позволяя постоянно быть безупречным или свободным от самозначительности.

Итак, как мы видим, быть свободным от самозначительности, преодолевая давление команды текущего чувства, и фактически воплощать третий уровень абстрактной цели не так уж и сложно. Нам нужно лишь обладать некоторым количеством свободной энергии и понимать механизмы работы системы нашего сознания, достаточно подробно описанные выше.

В завершение хочу сказать, что мир - это мы, а мы - это мир. В контексте данной статьи это означает, что, являясь продуктом животной и социальной адаптации, система защитного рефлексирования каждого из нас без исключения содержит огромный набор разнообразных и различных по своей интенсивности комплексов, полное растворение которых это величайшее достижение, требующее от воина многих лет, связанного с огромным напряжением, пути. Чувства этих комплексов - как сказал нагуаль Хуан Матус - являются нашими "могучими врагами, которые могут разрушить нашу целеустремленность, спутать наши цели и сделать нас слабыми." Однако, как сказал Лао Цзы, "Путь в тысячу ли начинается с первого шага", и все просветленные герои книг К.Кастанеды, когда-то были такими же людьми, как и мы, неся в себе такой же, если не больший, адаптационный и необходимый нам когда-то груз эмоционального хлама. Просто разберитесь в этом, помните себя и, делая шаг за шагом, не спешите, но и ни в коем случае не останавливайтесь. Однажды сдавшись первичному рефлексированию в команде какого-либо из своих чувств, вы вряд ли отважитесь на следующую попытку и второго шанса у вас, скорее всего, не будет...

Ну вот, где-то так... Смиренненько, коротенько, без лишних слов...

Поиск по сайту