pageTracker._trackPageview(); } catch(err) {} /* END AG Google Analytics Plugin v.1.0.8 */ /* ========== www.gordejev.lv =========== */
Библиотека сайта Сергей Николаев Статьи Сергея Николаева

"Сталкинг", "Позволить энергии войти" или "Начало нового цикла".

"Как ты выбираешь, когда следует практиковать контролируемую глупость, а когда - нет?"

"Я практикую ее во время каждого своего действия". К.Кастанеда "Отдельная реальность"

Весь путь воина, по сути своей, является, разумно направляемой, практикой контролируемой глупости.

 

Хотя сталкинг или искусство выслеживания себя - как мы помним - начал развиваться после случайного открытия новыми видящими того, что необычное поведение вызывает смещение точки сборки (далее - тс), действительным толчком для его развития и последующей интеграции в правило послужили два других великих открытия новых видящих. После того, как мир древних видящих был разрушен, их выжившие последователи, в своем критичном подходе к взглядам предшественников и отрицании традиции, в своих исследованиях увидели, что человеческие существа не только не в состоянии выйти за пределы потенциальных, хотя для них и значительных, возможностей своего восприятия, но и не имеют возможности постижения истинной природы бытия.

Пожалуй, эти два открытия следует разобрать подробнее. Суть первого из них заключается в том, что в связи с тем, что наше восприятие является настройкой наших внутренних энергетических полей на соответствующие им внешние, его диапазон ограничен количеством и качеством наших внутренних составляющих. То есть, новыми видящими было проведено различие между неизвестным и непознаваемым и осознаны предельные возможности человеческого восприятия и ничтожность его потенциально возможного диапазона в сравнении со всем мирозданием. Это понимание истинной ничтожности человеческих ресурсов нанесло по нашей самозначительности сокрушительный удар, остановив личностное стремление стать богом и заставив новых видящих осознанно отказаться от претензий на безграничное могущество, которыми жили их предшественники, послужив началом, так называемого, нового цикла. В нем исследователи решили перенести свой фокус с покорения окружающего на более глубокое исследование механизмов работы человеческого осознания и восприятия, что результировалось целым каскадом новых открытий, плодами которых мы и пользуемся сегодня на своем пути к свободе.

Без сомнения самым значительным из них стало - второе из указанных выше - открытие первичной непеодолимой обусловленности нашего осознания, выраженное нагуалем Хуаном Матусом в следующей форме: "Видящие объясняют процесс видения Орла очень просто: так как человек составлен эманациями Орла, то ему нужно лишь возвратиться назад к своим составляющим. Проблема возникает с человеческим осознанием, которое приходит в замешательство и запутывается. В решающий момент, когда должно иметь место просто признание эманациями самих себя, человеческое осознание вынуждено интерпретировать. В результате возникает видение Орла и его эманаций. Но в действительности ни Орла, ни его эманаций не существует. Уяснить же истинную сущность того, что существует на самом деле не в состоянии ни одно живое существо." Это означает, что мы в своих предельных возможностях ограничены не только количественно, но и качественно. Находясь в своем человеческом состоянии, мы в принципе не способны осознать истинную природу бытия, и "лишь в момент смерти загадка будет полностью раскрыта нам." Однако эта, работающая даже на уровне непосредственного восприятия энергии и создающая иллюзию разделения, первичная обусловленность не лишает - как и в нашем текущем диапазоне - нашего восприятия функциональной практичности. То есть, мы всегда воспринимаем нечто конкретное, оно влияет на нас, и мы в состоянии манипулировать им, осознавая, тем не менее, иллюзорность подобной интерпретации реальности и свою неспособность проникнуть в тайну ее истинной природы.

Именно эта первичная непостижимость тайны бытия и оказалась отраженной в первой из трех заповедей правила для сталкеров, звучащей следующим образом:"Все окружающее нас является непостижимой тайной, и мы должны пытаться раскрыть эту тайну, даже не надеясь добиться этого." Говоря с одной из своих учениц, попавшей в состоянии расширенного осознания и восприятия, Нагуаль сказал ей, что "Чудовищно думать, будто мир можно понять или что можно понять нас самих. Он заявил, что воспринимаемое ею - загадка, тайна, которую можно воспринимать только со смирением и благоговением." И каждый из нас, попадая в какую-либо, достаточно удаленную от текущей, позицию расширенного восприятия, сталкивается с тем, что "созерцание всей непостижимой сложности бытия приводит видящего в полную растерянность." Как только мы оказываемся перед лицом неизвестного - что было со мной не один раз, - наш разум мгновенно включается, пытаясь найти в воспринимаемом причинно-следственный смысл, однако очень быстро понимает, что это невозможно. В каждой точке мироздания присутствует бесконечность, разрушаются привычные представления о времени и пространстве, и все, что мы можем там, это быть лишь свидетелями воспринимаемого. Ресурса описания нашего первого внимания там не хватает даже на то, чтобы просто описать, просто выразить воспринимаемое привычным для нас языком сравнений. Сложность бытия действительно безгранична и непостижима.

Однако находясь в своем привычном узком диапазоне восприятия, с соответствующей ему позицией тс, мы полностью поглощены смысловым описанием реальности, совершенно не понимая, что первопричина происходящего вокруг нам совершенно не доступна, а то, что мы считаем смысловым понимаем, является лишь описанием взаимосвязанных последовательностей в происходящих вокруг явлениях.

Но это только полбеды. Как мы помним, "одной из самых ужасающих частей человеческой природы является связь между нашей глупостью и самоотражением." Обретая в процессе своей жизни и воспитания эмоциональные отношения к различным частям окружающей нас реальности, мы постоянно увязываем свои чувства в отношении воспринимаемого со смыслом происходящего вокруг. Гнев, ненависть, отвращение, радость, печаль и другие чувства, находя свое отражение в нашем образе себя и в наших воспоминаниях, доминируют над мышлением, обуславливая его направление и содержание и создавая свой собственный, подчиненный качеству текущего эмоционального состояния, смысл. Отражая в смысле происходящего свои эмоциональные состояния, мы становимся предельно глупы, непрерывно неся глупые, подчиненые своим чувствам выводы, через всю свою жизнь, даже не ставя их под сомнение. "Мы странные животные, и в своем безумии мы верим сами себе, создавая идеальный смысл,"- сказал об этом нагуаль Хуан Матус.

Именно понимание выше описанных первичных обусловленностей нашего осознания-восприятия и условности всех своих эмоциональных реакций с их смысловым отражением может помочь нам снять корону со своей самозначительности и прийти к первому серьезному изменению на пути. "Человек становится воином, когда ему удается изменить отношение к себе и к окружающему миру," и заключается это изменение в том, что мы на уровне факта начинаем осознавать, "что реальность - это интерпретация, которую мы делаем". В этой точке воин приходит к пониманию того, что "все, что делают люди является абсолютной глупостью," видя полное безумие окружающих, и становится способным к осознанной и полноценной практике основной техники сталкинга - контролируемой глупости. Понимание, а позднее и безусловное принятие выше написанного, позволяет нам не отражать в своем поведении тех чувств, которые поднимаются в нас в ответ на происходящее с нами и вокруг нас, действия не так, как они нас вынуждают. То есть, наша глупость берется под контроль посредством чистого понимания. Это самый первый, наиважнейший и совершенно необходимый для каждого идущего по пути уровень неделания себя. Причем это неделание нашего самозначительного самоотражения, и являющееся контролируемой глупостью, имеет исключительно полезный и важный для нас энергетический смысл, о котором мы здесь поговорим подробнее.

Практика контролируемой глупости, ведет к освобождению и накоплению нашей энергии, способствуя дезинтеграции наших внутренних комплексов, тем самым вызывая постепенный и мягкий сдвиг тс, что - как мы помним - и является единственной целью пути. Но как это происходит? Каким образом в этом случае распусктся наши внутренние энергетические связки? Что является в этом активным элементом? Что именно дезинтегрирует их? Как я уже писал ранее, активным элементом в этом процессе является никогда не ослабевающее давление безличного внешнего потока, его, входящая в нашу энергетическую структуру, энергия. Какие же условия в случае этой практики требуются ей, чтобы делать свое дело? Во-первых, какой-то из наших комплексов должен быть активирован. То есть, мы должны быть вовлечены в какую-то ситуацию, столкнуться с каким-то внешним вызовом, вызывающим нашу, желательно интенсивную, эмоциональную реакцию. В обычной жизненной ситуации, когда человек оказывается полностью поглощеным своей эмоциональной реакцией, действуя в соответствии с ней, почти вся энергия его внимания уходит внутрь его энергетической оболочки, фокусируясь на чувствах активированного в данный момент комплекса, усиливая и поддерживая их возбуждение или пытаясь от них убежать. Открытого наружу внимания в таком случае практически не остается, и внешний поток остается, скажем так, не у дел. Из этого следует, что нашей задача при активации каких-либо своих эмоциональных отношений заключается в том, чтобы в этот момент оставить максимально возможную часть энергии своего внимания выведенной из состояния самопоглощенности и открытой наружу внешнему энергетическому потоку. Контролируемая глупость производит именно этот эффект. Когда мы не отражаем в своих действиях команду текущего чувства, значительная часть энергии нашего внимания остается в состоянии открытости, и именно через этот, оставшийся открытым, кусочек нашего внимания, кусочек оставшейся действительной настройки внешняя энергия продолжает втекать в нас, сначала усиливая возбуждение активированного комплекса, а затем дезинтегрируя его. Скажем, кто-то оскорбил вас. Гнев или жалость к себе явились результатом имеющегося внутри нас структурного комплекса, связанного с этим образом воспринимаемой нами, по сути нейтральной, части реальности. Если в этот момент мы, вместо того, чтобы делать то, на что толкает нас поднявшееся чувство, - к примеру, кричать или плакать - сохраняем внешнее спокойствие или, скажем, смеемся, то тем самым оставляем часть своего внимания открытым, позволяя внешней энергии втекать и делать свое дело. Нам не нужно успокаивать себя или как-то еще убегать от текущей эмоции. Она, конечно, может быть очень неприятной, но мы ведь понимаем ее условность и бессмысленность. Мы также не позволяем чувству диктовать нам свою линию мышления. Мы просто даем ему возможность цвести, внешне никак не выражая - или выражая противоположным образом - команду текущей эмоции. Поступая таким образом, мы можем заметить, как текущее чувство сначала интенсифицируется до своего текущего предела, а затем начинает ослабевать, теряя свою командную силу. Как сказал нагуаль Хуан Матус, эффект подобных действий "является накапливающимся", количество свободной энергии постепенно возрастает, что в итоге вызыват сдвиг тс. Это значит, что в первом или втором подобном неделании себя нам, конечно, не удастся полностью растворить всю активированную энергетическую связку, полностью избавиться от текущего комплекса, однако какую-то часть энергии мы из нее освободим.  Раз за разом повторяя подобные неделания себя, мы в итоге позволим внешнему потоку распустить наши различные, вызывающие реакции на внешние вызовы, комплексы. Причем в это случае не только освободится связанная в них энергия, но и наше внутреннее пространство освободится от каких-то внутренних возбуждений, своего рода сопротивлений, мешающих нам хранить внутри большее количество энергии, оставаясь при этом в состоянии покоя. Все это, вместе взятое, увеличит интенсивность и диапазон нашей действительной настройки, позволив духу сдвинуть наше восприятие, нашу тс в сторону большей осознанности, несколько очистив наше с ним связующее звено. Практика подобного неделания собственной глупости может быть как осознанной и проистекающей из чистого понимания, так и неосознанной, вызванной случайной жизненной необходимостью, вынуждающей нас контролировать свое поведение, использованием нами каких-либо стимулирующих идей или вмешательством учителя, создающим соответствующие условия для подобного неделания себя (случай с вмешательством нагуаля Хулиана в жизнь молодого дона Хуана яркий тому пример).

В самом начале восьмой книги Нагуаль говорит Кастанеде следующее:"Подумай об этом так: все это время ты учился не магии, а, скорее, умению сохранять энергию. И эта энергия даст тебе возможность овладеть некоторыми из энергетических полей, недоступных для тебя сейчас." Именно умению сохранять энергию мы и учимся, практикуя контролируемую глупость. Полностью или хотя бы частично не вовлекаясь в индульгирование в текущих чувствах, мы, не усиливая и не поддерживая внутреннее возбуждение, перестаем терять свою энергию, и это главное из того, что мы можем, как в повседневной жизни, так и в других практиках сталкинга, где это умения является первостепенным. Остальным занимается внешний поток намерения, при условии, что мы позволяем ему это делать.

Основным недостатком, снижающим эффективность практики повседневной контролируемой глупости, является то, что в обычных условиях течения нашей жизни, связывающие большое количество нашей энергии, комплексы активируются достаточно редко и их активация обычно не поддерживается(хотя, разное бывает). Для действительно значительного освобождения и накопления энергии подобным образом нам требуется сильный вызов, то есть, создающий его "по-настоящему могущественный мелкий тиран" или определеные продолжительные драматические обстоятельства, которые нам совершенно ни к чему. Поэтому для более глубокой очистки внутреннего содержания на начальном этапе пути были созданы, провоцирующие возбуждение наших комплексов, практики, о которых мы поговорим позже. Однако, описанный выше, процесс дезинтеграции внутренних комплексов под давлением внешнего энергетического потока является общим для каждой из них, и его понимание для нас достаточно важно, так как оно поддерживает наше представление о духе, о никогда не ослабевающей, оказывающей на нас постоянное давление внешней осознанной и благотворной энергии, работающей без нашего вмешательства. Память об этом факте дает нам терпение и позволяет полностью положиться на внешнее, давая ему завершить свою работу как по растворению наших отдельных комплексов, так и по приведению нас в итоге к внутреннему покою истинного смирения, полного неделания себя на уровне поддержания глубокой внутренней тишины и постоянной открытости внимания наружу.

В практике контролируемой глупости можно выделить два уровня с точки зрения нашей в нее вовлеченности. Нагуаль указывает на это, говоря следующее: "Многие воины не желают практиковать контролируемую глупость, и не потому, что это искусство в основе своей порочно, а потому что для его практики требуется слишком много энергии." Это означает, что для достижения максимального эффекта от этой практики в повседневной жизни наше неделание себя должно заключаться не просто в сдерживании своего внешнего реагирования, но и в применении сложных и явных изменений внешнего образа и поведения, ведущих к полному и многоаспектному игнорированию требований нашего личностного образа себя, провоцируя таким образом систему на активацию мощных и глубоких внутренних комплексов (переодевание молодого дона Хуана в женское платье и повседневное поведение нагуаля Хулиана - яркие тому примеры). Однако подобные приемы - хотя и рекомендуемы - не только сложны для исполнения, но и требуют обладания практикующими их значительными энергетическими ресурсами, провоцируя очень сильные эмоциональные возбуждения и, как следствие, вызывая значительные энергетические потери.

Для большинства из нас подобные сложности являются совсем необязательными и просто отсутствия внешнего выражения текущих чувств с некоторыми изменениями внешнего поведения вполне достаточно. "Делай вид, что ты доволен и счастлив. Только это может спасти тебя от адского зверя,"- сказал когда-то нагуаль Хулиан молодому дону Хуану, под "адским зверем" имея в виду глупость последнего. Это, без сомнения, относится и к каждому из нас. Хотя глупость уже почти полностью поглотила нас, поддержание внешнего довольства и счастья, не смотря ни на какие жизненные ситуации в своей жизни, может позволить нашему осознанию и пониманию вырваться из когтей этого ужасного животного ).

Читая все это, у большинства из нас - собенно у тех, кто только начинает - может сложиться впечатление, что практика подобного неделания собственной глупости достаточно проста. Однако в реальности она оказывается таковой лишь при слабой интенсивности наших текущих эмоций. "Зеркало самоотражения черезвычайно могущественно и позволяет своим жертвам уйти только после беспощадной битвы". Эта могущественность выражается в том, что при высокой интенсивности приходящих чувств, они поглощают всю нашу энергию, снова и снова заставляя забывать о глупости самозначительного реагирования, полностью вовлекаясь в его поток с соответстветствщей ему смысловой поддержкой собственного мышления, выражающейся в псевдопонимании происходящего (ранее я достаточно подробно описывал это в своей статье "Чувство и восприятие. Фоновые чувства.", рекомендую). Год за годом воин, раз за разом, обнаруживает себя действующим в состоянии полного идиота, отражаясь в своих эмоциях с создаваемой ими непрерывностью потока сознания, и все, что он может в такие моменты, это улыбнуться и, опять обнулившись, продолжать практику неделания собственной глупости, сохраняя свою энергию. В седьмой книге контроль определен, как "умение настраивать свой дух, когда тебя попирают и топчут". И путь к возможности этой настройки, к этой действительной свободе от себя начинается с контроля и неделания внешнего поведения.

В восьмой книге, объясняя Кастанеде первое абстрактное ядро, Нагуаль говорит, в частности, следующее:"Это абстрактное ядро само по себе является отдельной историей. В ней говорится, что жил был человек, обычный человек без особых свойств. Как и любой другой, он был проводником духа, проводником абстрактного. Но он не знал этого... Дух безуспешно пытался проявить свою связь с ним... Но человек был рассеянным ко всему, кроме заботы о самом себе... По причине полного нежелания этого человека понимать, дух был вынужден применить уловку, и уловка стала сущностью пути и магов." У каждого из нас в начале пути имеются свои собственные, соответствующие нашему образу себя, цели, побуждающие нас к действиям. Мы хотим овладеть какими-то магическими способностями, о которых слышали или читали, и полагаем, что что именно обучение магии и является самым важным в нашем развитии на пути. Будучи проводником духа и выражая первое абстрактное ядро, нагуаль-учитель использует это в качестве уловки, как бы между делом заставляя нас делать то, что является самым важным на пути - выслеживать себя и, сдерживая свою самозначительность, практиковать контролируемую глупость. Наше полное нежелание понимать, что все личностные делания, все наши стремления к достижению с их тревогами и разочарованиями лишь мешают абстрактному упрочить свою с нами связь, является настолько интенсивным, что "маги убеждены, что все мы являемся кучкой придурков, не способных по по своей воле отказаться от собственного бесплодного контроля." Именно по причине нашего полного нежелания понимать, что абстрактное, со своей высшей волей и давлением внешнего потока, является той единственной силой, которая и производит изменения, и нашей неспособности отказаться от личностного контроля своего первого внимания, рожденного нашей самозначительностью, "обучение сталкинга является самым сложным в ученичестве магов".

Конечно, при достаточной настойчивости, энергии и способностях мы можем научиться чему-то, выходящему за рамки стандартного описания мира, однако в случае сохранения внутренних, лилеемых нами, личностных комплексов, их возбуждщие сопротивления никогда не позволят войти в нас действительно мощному спектру внешнего энергетического потока, приходя в сильное возбуждение и разрушая нас. Эти внутренние энергетические структуры никогда не позволят нам обладать достаточным количеством энергии, необходимым для постоянного и полноценного восприятия других энергетических полей, действительно овладеть ими.

Кроме того, неделание себя в качестве контролируемой глупости, разрывая процесс нашего самоотражения, является лучшим или, пожалуй, единственным путем к нашему глубокому познанию себя. В процессе практики, оставаясь частично свободным, наше внимание обретает возможность наблюдения за теми процессами, которые идут внутри нас, за теми мыслями, которые возникают в процессе активации наших эмоций, мы получаем возможность увидеть причины формирования наших комплексов и сложные нюансы их взаимодействия друг с другом. Практикуя контролируемую глупость, воин становится способным не только более адекватно осознавать окружающее, но и быть "ориентированным на себя, но не эгоистически, а в смысле все более глубокого изучения собственной природы." Углубляющееся таким образом самопознание, будучи важнейшей составляющей пути, позволяет нам обрести тот уровень глубины ума, который совершенно необходим при встрече с неизвестным. "Все современные маги должны яростно бороться за достижение глубины ума", - говорит Нагуаль в восьмой. И нам нужно помнить, что из-за пренебрежения самопознанием именно этого не хватило древним видящим. "Они не обрели глубины ума, необходимой для полного управления этой силой (намерением)." Без сомнения, это не удалось им именно по причине постоянного поддержания самозначительности с ее самоотражением и соответствующим ему обуславливанием мышления и понимания эмоциональными реакциями сохранившихся комплексов системы. Полностью не очистив свое внутреннее содержание, мы - как когда-то и они - будем не способны делать из восприятия неизвестного верные выводы, соотнося свои открытия с общей картиной. Сохранение личной воли и следование ее нуждам, являющееся ничем иным, как как отражением в потоке сменяющих друг друга различных внутренних комплексов, не дает нашему разума свободы для чистого понимания.

Итак, одной из важнейших и необходимых составляющих нашего движения ко второму этапу пути, на котором дух начинает активно проявлять себя в наших действиях, является неуклонная практика выслеживания себя с помощью контролируемой глупости, в свою очередь являющейся ничем иным, как проявлением нашей безупречности. "В первую очередь безупречность означает отсутствие самоотражения." Посмотрите, как красиво тут все соединяется воедино. Понимание бессмысленности самозначительности позволяет нам быть безупречными, то есть, разорвать отражение своих эмоциональных реакций в собственных действиях, практикуя контролируемую глупость. В итоге это простое неделание себя ведет нас ко все большему и большему внутреннему покою, утиханию, угасанию внутренних возбуждений, позволяя энергии накапливаться, а тс сдвигаться самой по себе. Это постепенно ведет нас к вершине искусства сталкинга, к полному неделанию себя, естественному и абсолютному внутреннему покою, проявляющемуся в качестве постоянной глубокой внутренней тишины, отсутствию внутреннего диалога. Который, по сути своей, является непрерывным выражением возбуждения наших различных внутренних комплексов-тревог.

Слово "нирвана" в переводе означает "утихание", "угасание". И приход к ней, конечно же, означает реализацию человеком того полного неделания себя, приход к той вершине сталкинга, о которой я написал выше. Так что контролируемая глупость является сутью буддизма, как пути к просветлению. Конечно, прийти к нирване, практикуя лишь контролируемую глупость, практически невозможно. Для того, чтобы добраться до активации и растворения наших глубинных эмоциональных комплексов, сформированных не только во время внутриутробного развития и младенчества, но и присутствующих в нашей энергетической структуре в связках эманаций, доставшихся нам в наследство от наших предков - причем не только людей, - требуется полная вовлеченность в соответствующие практики. Однако все начинается с простого, и практика повседневного неделания себя не только необходима для каждого воина, но и очень полезна для любого из нас, освобождая и усиливая наше внимание, понимание себя и происходящего вокруг.

По сути своей весь путь воина является ничем иным, как "разумно направляемой" практикой контролируемой глупости. И хотя он достаточно подробно описан в третьей книге К.Кастанеды, мне кажется важным дать вам здесь некоторые важные рекомендации. Одной из важнейших вещей на этом пути является обретение нами решения. Именно окончательные и - на начальном этапе - волевые решения ставят основной барьер нашему индульгированию, нашему отражению в приходящих чувствах. И именно из-за отсутствия твердых решений мы не можем доводить до конца свои важные и долгосрочные дела, сдаваясь лени, жалости и сомнениям. Прежде, чем начать какое-либо дело, не спешите, взвесьте все как следует, "примите решение, вступать или не вступать в битву", а если решили - не отступайте до конца. Научитесь ставить свою жизнь на карту с помощью решения, применяя этот принцип сталкинга ко всему, что мы делаем, "начиная от самых тривиальных поступков, до ситуаций жизни и смерти."

Если вы делаете какое-либо дело, делайте его настолько хорошо, насколько вы можете, но без паранойи. Тем самым вы будете не только неделать, приходящие в процессе своих действий, чувства, но и учиться держать сфокусированным свое внимание, воспитывая в себе такое важное качество воина, как несгибаемое намерение.

По возможности меняйте все свои устойчивые привычки. Использование левой руки вместо правой и наоборот во время еды, чистки зубов и т.п., способ завязывания шнурков, очередность засовываемая ног в штанины, стороны застегивается ремня и т.д. и т.п. Измените свой привычный стиль одежды, прическу и т.п. Выберете что-то модное, но такое, что раньше вы никогда бы не надели вследствие своей привязанности и отношения к различным стилям.

Научитесь отказываться не отказываясь, действуя не ради цели, а ради самого действия, помня о тайне бытия и условности собственных привязанностей и иногда практикуя совершенно бессмысленные с практической точки зрения, желательно длительные, действия.

Используйте в контролировании своей глупости четыре настроения сталкинга: безжалостность, хитрость, терпение и мягкость.

Постарайтесь удалить из своей жизни все лишнее, все вредные и ненужные привычки и людей, оставив лишь тех, кто вам действительно нравится и нужен. Помните, что "воин очень внимательно относится к отбору частиц своего мира," постепенно идя к тому, чтобы оставить в нем только то, что нам действительно "необходимо для выживания и благополучия." Но  будучи строгими и безжалостными к себе, не забывайте о мягкости и постепенности. Слишком резкое форсирование событий, заключающееся в отказе от всего, что нам нравится и к чему мы привязаны, может в итоге вызвать очень сильную защитную реакцию нашего первого внимания, выражающуюся в депрессивных состояниях, чувствах, которые заставят нас вернуться назад к оставленному и оставить путь. Помните, что главным для нас, является поддержание внутренней стабильности.

По возможности играйте больше, не просто пассивно наблюдая за приходящими чувствами, а действуя противоположным образом. Улыбайтесь, когда вам хочется плакать, и плачте, когда вам смешно. Берите пример с выдающегося мастера сталкинга нагуаля Хулиана.

Будьте осторожны с окружающими. Совершенно ни к чему, чтобы они считали вас сумасшедшими. Не выражайте при них своих пониманий, идущих в разрез с их устойчивыми представлениями. В частности, это касается взаимодействия с нашими коллегами по работе. Нам совершенно ни к чему разрушать свою жизнь.

Старайтесь ограничить свое общение с теми, кто хорошо вас знает и имеет на вас влияние. Особенно это касается родителей и близких родственников. Они, как это ни странно, являются нашими главными врагами на пути, самыми могущественными черными магами в нашей жизни, так как видя, что мы выходим из под их контроля, перестав разделять представления их системы ценностей, делают все возможное, чтобы вернуть нас назад. И у них это часто получается.

Не пытайтесь никому объяснять свои новые понимания и взгляды и кого-либо учить и "обращать в свою веру". Помните, что "маги не могут построить мост для соединения с людьми этого мира. Именно люди, если они этого захотят, должны сделать это." Фактически, наше желание разговаривать с кем-то на тему пути, есть лишь следствие нужды нашей системы ценностей получать от окружающих согласие и подтверждение собственному отражению. Контролируйте в этом свою глупость, научитесь быть самодостаточными.

Избегайте эзотерических тусовок и чатов в интернете. Участие в подобных сборищах без сомнения вредно для воинов, так как засоряет наше новое описание мира ложной информацией, распространяемой их участниками, стремящихся лишь к самовыражению и достижению каких-либо эгоистических целей. В этих тусовках нет ничего и никого настоящего, а успех на пути к свободе зависит только от нас самих.

Для серьезно идущих по пути и хоть что-то осознающих людей, вопрос состоит не в том, практиковать контролируемую глупость или нет, так как не практиковать ее фактически невозможно. Знание об открытиях новых видящих, давших начало новому циклу, и достаточный уровень понимания функционирования собственной психики автоматически снижают уровень самозначительности, вызывая естественное неделание себя. Вопрос для нас заключается в том, как именно практиковать контролируемую глупость, как найти ту меру и те области нашей жизни, которые сделали бы ее практику наиболее эффективной, сохранив нашу жизнь и психику в стабильном и устойчивом - с точки зрения выживания и благополучия - состоянии, а очистку связующего звена с намерением и рост нашего осознания наиболее быстрым. И хотя здесь главные открытия уже сделаны и выраженными новыми видящими в практиках и представлениях пути воина, без дополнительного использования собственного понимания и воображения тут нам никак не обойтись. Путь воина не является системой с жестким набором правил, подходящим для каждого из нас. Скорее это гибкая структурная матрица неких основных предпосылок, которую мы должны осторожно оживить самостоятельно.

Каждый из нас обладает индивидуальными энергетическими и психологическими особенностями, и каждому тут необходима импровизация, основными составляющими которой являются воображение и понимание. "Вставший на путь знания должен обладать огромным воображением. На этом пути, видишь ли, ничто не бывает таким ясным, как нам бы того хотелось," - говорит Нагуаль К.Кастанеде в седьмой. Нам необходимо самостоятельно изучать делания и привычки своего первого внимания и, соотнося их со своими возможностями и жизненными обстоятельствами, изобретать собственные неделания себя. Это совсем не так сложно. И если мы сфокусируем на этом свое внимание, удерживая в голове базовую информацию, изложенную в третьей книге, то без особого труда, путем проб и находок, изобретем то, что подходит и нужно именно нам. И хотя экспериментирование здесь поощряется, однако смотреть подальше, реально оценивая свои возможности и последствия собственных действий, совершенно необходимо. Ведь наше первое внимание, как сказал Нагуаль, является "исключительно хрупкой" и единственной нашей способностью, создающей порядок в нашем осознании себя и окружающего. И при вмешательстве в эту структуру с целью ее изменения самым важным для нас является чувство меры. Тут как в серьезном спорте - лучше недобрать, чем перебрать. Нам ни к чему сильно рваться к достижениям, беря на себя слишком много и начиная жестко использовать практики, без сомнения являющиеся потенциально достаточно опасными и разрушительными. Здесь важно не переоценивать себя. Лучше несколько недооценить и использовать еще один принцип спортивной тренировки - принцип постепенности и закрепления своих небольших - на первых этапах - достижений.

Для иллюстрации этого, я хочу рассказать вам небольшую историю. Много лет назад один из моих знакомых серьезно увлекся Кастанедой. Не обладая большим умом - а, скорее, обладая небольшим, - он пропустил мимо ушей слова нагуаля Хуана Матуса об опасности таких практик пути, как "стирание личной истории" и "разрушение распорядков жизни," решив сразу пуститься в галоп. Это выразилось в том, что он очень серьезно вмешался в свою жизнь, разорвав отношения со всеми без исключения своими знакомыми и родителями, серьезно поссорившись с последними, наговорив им всякой ерунды. Затем он сменил имя и фамилию, почему-то выбрав имяя Игнат, и уехал из своего подмосковья в достаточно удаленный российский город, полный иллюзий о своих скорых, неизбежных и значительных успехах на пути знания. Там он, отбросив все свои привязанности, полностью разрушив все привычные распорядки питания и сна, устроился на какую-то работу и принялся прктиковать все, что мог и как мог. Все эти действия, вместе с использованием им различных, легких и не очень, психоделиков, настолько вывели из равновесия систему его первого внимания, что его психическое равновесие было серьезно нарушено и он буквально рехнулся. Встретившись с ним много лет спустя на похоронах  нашего общего друга, я обнаружил его с совершенно стеклянными, без преувеличения, глазами, в сильно неадекватном состоянии почти полного бреда. Его сознанием полностью завладел и управлял какой-то "батюшка" из псевдохристианской секты, куда он прибился, когда через пару лет после своего отъезда вернулся назад в Москву, убегая от надвигающегося безумия и разочарования. Он напросился ко мне в гости, и я, увидев в его настойчивости явное проявление духа, не стал ему отказывать. Почти всем, что он пытался донести до меня за время нашего двухчасового общения, было то, что в марихуане сидит дьявол, а его батюшка практически бог.

Я воспринял свою встречу с ним, как подарок от силы, показавшей мне - а теперь и всем нам, - к чему может привести наша самодовольная безмозглость с соответствующей ей переоценкой своих возможностей. Надеюсь, что эта история не слишком сильно напугает вас, а лишь поможет в том, чтобы знать меру и внимательно слушать сказанное нагуалем Хуаном Матусом и другими осознающими людьми (в частности, вашим покорным слугой)).

В первой книге, в разговоре о страхе, как о первом враге человека знания, Нагуаль сказал, что цель воина "становится его полем битвы." Это означает, что постоянная битва воина с самозначительностью, победа над которой хотя и является единственной целью пути, фактически не имеет своего завершения. Это "скорее, битва, продолжающаяся до самого конца," продолжающаяся, не смотря ни на какие наши достижения, до самой смерти. И, каким бы странным это ни казалось, именно освобождение от собственной значимости, разрывая процесс самоотражения, позволяет нашей тс начать движение и в итоге закрепиться в позициях, не только раскрывающих потенциал нашей истинной природы, со всеми ее "сверхъестественными" и совершенно невообразимыми возможностями, но и позволяет нам использовать эти ресурсы на благо себе и другим в соответствии с правилом истинной задачи своей судьбы.

Поиск по сайту