pageTracker._trackPageview(); } catch(err) {} /* END AG Google Analytics Plugin v.1.0.8 */ /* ========== www.gordejev.lv =========== */
Библиотека сайта Сергей Николаев Статьи Сергея Николаева

ИССЛЕДОВАНИЕ И ПОНИМАНИЕ, КАК ОСНОВА НЕЗАОЧНОГО ПОСТИЖЕНИЯ

«Внутренняя сила суть чувство невозмутимости, ощущение почти полного безразличия и легкости, но прежде всего – естественная и глубокая склонность к исследованию и пониманию. Такую совокупность черт характера новые видящие назвали уравновешенностью(sobriety).»

К.Кастанеда «Огонь изнутри»

Это простое, на первый взгляд, определение уравновешенности, на самом деле является достаточно сложной словесной формулой, которую я предлагаю разобрать несколько подробнее. С «чувством невозмутимости, ощущением почти полного безразличия и легкости» здесь, пожалуй, все понятно. То есть, без труда видно, как они соотносятся с уравновешенностью (На слово «почти» советую обратить внимание. Там есть о чем немного подумать…). Но дальше начинается что-то не совсем стандартное и, на первый взгляд, бессмысленное. Выясняется, что «естественная и глубокая склонность к исследованию и пониманию» является уравновешенностью (то есть, «склонность» - это «уравновешенность»). «А это-то как?» - вопрошает вдумчивый читатель. То есть, я не становлюсь уравновешенным вследствие того, что с помощью исследования и понимания я к чему-то прихожу, начиная что-то знать и понимать. Нет, причина здесь не становится следствием а, в контексте данного определения, им является. Действительно красиво. Я склонен к исследованию и пониманию, а значит – уравновешен.

В мой странный ум сразу приходит один из основных тезисов «Адвайты-веданты»:

«…если следствие содержится в причине, то оно уже есть, возникновение его «невозможно»; если же не содержится, то причина отлична от следствия и породить его не может».

Отсюда можно сразу в две стороны сходить:

Во-первых: в сторону практики, которая является изменением.

А, во-вторых: в сторону уравновешенности, которая, являясь исследованием и пониманием, является безупречностью, так как исследование и понимание являются актом наблюдения, исход которого еще не решен. В исследовании и понимании не существует заранее принятых решений, имеет место от-решенность, то есть безупречность. Пока нет решения, нет и упрека, то есть, воплощается без-упречность.

Вообще, это очень интересно: сила слов… Значения их корней (не только на праязыке, но и нашем родном, который, как известно, очень на санскрит похож и имеет огромное количество правильно смысловых праязычных корней). Лингвистика все-таки это действительно серьезная наука, ведь она исследует язык в качестве – не больше, не меньше – инструмента познания. Отвлекся немного, но ничего, успеем… Недавно мне на глаза попалась работа товарища Зильбермана, которая была опубликована (!) в 1972 г., в журнале «Вопросы философии» (в жестком Совке, то есть) и называлась: «Откровение в Адвайта-веданте, как опыт семантической деструкции языка» (Семантический - [гр. semantikos - значащий] - лингв. относящийся к значению или смыслу слова, содержательный. Семантические множители - элементарные единицы, компоненты значения (термин используется в математической лингвистике. http://psylib.org.ua/books/zilbd01/index.htm). Как вы думаете, стоит ли верить старине Зильберману, который, кроме всего прочего, перевел «Незаочное постижение» красавца Шанкары?))) Знаете, тема семантической деструкции языка через призму или скорее «с помощью» Адвайты-веданты реально заслуживающая внимания для тех, кто захочет поупражнять свой разум или увидеть пределы последнего. Хорошо, чтобы эти пределы, стали пределами разума, как такового. У меня получается, но не просто это для нас, идиотов, реальное внимание прикладывать нужно… Пожалуй Зильберманов в нашем сообществе просто нет…)))

Кстати, мы в этой статье тоже, несомненно, семантической философией занимаемся. А интеллектуальный процесс, идущий в голове реального семантического философа (вроде Шанкары или Зильбермана), можно в нашей терминологии определить как «исследование и понимание смыслов слов, идущее на основе предельно негативного мышления», за которое наш Джиддуля всю жизнь агитировал, и которое, единственно и является той самой деструкцией (заметьте, ей самой, а не ее причиной), которую упомянул Давид Зильберман в названии своей работы. Кстати, той же самой деструкцией, является основная поведенческая структура воина, заключающаяся в постоянном выслеживании себя. Предельно негативное мышление, основанное на понимании условности всех своих эмоциональных реакций, производя деструкцию смысла, приносимого качеством текущей эмоции первичного смыслового рефлексирования, является выходом из самоотражения и постоянным сталкинготолкателем )).

Но, с чего нам начать? Что будет являться для нас первичностью, основой нашего отрицания? Нужна ли нам здесь адвайтичная первичность об иллюзорности мира и о реальности Брахмана? Нужна ли такая глубокая семантика (пожалуй мы к ней еще вернемся), которая, смею заметить, для большинства из нас, вследствие нашей глупости, просто недоступна? Или нам может быть достаточно собственной ненастоящности? Посмотрите на себя, разве вы не видите, что вы больны? Разве вы не видите, что вы ничем не отличаетесь от других, отпущенных на волю, пациентов в этой огромной клинике на всей поверхности нашей планеты? Болезненное отрицание и неприятие реальности, частое изменение линий мышления, точек зрения и отношений к себе и частям окружающего мира, почти непрерывно идущий внутренний конфликт с воображаемыми отношениями к прошлым, настоящим и будущим событиям... Вот что Джидду о нас в своих «Записных книжках» написал : «Вы думаете, что вы очень чувствительны, и вот какой-то случай, промелькнувшая мысль, показывает, что это не так; вы думаете, что вы умны, начитаны, артистичны, моральны, но миновав какой-то жизненный поворот или кризис, вы обнаруживаете, что ничего этого нет, что вы глубоко честолюбивы, вы завистливы и неумелы, грубы и беспокойны. Вы – всё это, раскрывающееся шаг за шагом и поворот жизни за поворотом, – вам же хочется чего-то длительного, постоянного, но, конечно, только того, что выгодно и приятно. И поэтому вы гонитесь за этим – а всё множество других ваших «я» устраивает шум и отстаивает каждый своё право идти своим путём и реализовать себя. Поэтому вы становитесь полем битвы – полем честолюбивых и вообще всяких устремлений со всеми их удовольствиями и страданиями, достижениями, завистью и страхом». Пожалуй, Homo sapiens, то есть, Человеку разумному этого должно быть достаточно, чтобы начать деструкцию смысла первичного смыслового рефлексирования и на основе собственной памяти о прошлых действиях, сопутствующего ей понимания и опоры на избранный авторитет уже никогда ее не прекращать. Признание собственного безумия открывает нам единственную дорогу к выздоровлению, которое, говорят, возможно…)))

Итак, что у нас там было? А, во-первых и во-вторых… Сначала немного сразу углубился во второе, а потом вроде отвлекся на семантическую деструкцию, но, посмотрите, как раскрывается все, как в целостность несет, в простоту единства мира и его описаний, в простоту и единственность пути…

Возвращаемся ко второму, к тому, что в исследовании и понимании не существует заранее принятых решений, имеет место от-решенность, то есть безупречность. Пока нет решения, нет и упрека, то есть, воплощается без-упречность. Обратите на написанное выше действительно серьезное внимание. Поймите – это фактическое воплощение безупречности, которая, как известно, является «единственным, что учитывается (counts) на пути знания». Посмотрите, какой простой путь к преодолению самозначительности. В озвучивании Д.Кришнамурти он звучит как «мыслить негативно», сомневаться абсолютно во всем, в частности, в смысле своих чувств, а особенно – в собственной уверенности. Ведь руководимые нашими комплексами сомнения очень легко обретают «неопровержимую» логику, делая нас просто рефлексирующими самодовльными автоматичными идиотами. Автоматичными, работающими по странным алгоритмам машинами, понимаете? Под давлением собственных чувств мы реально осознанность и разум теряем, забываем себя. Какое-то одно, из упомянутого Джидду «множества других ваших «я»», воплощаясь, выстраивает свою собственную временную или постоянную непрерывность, которая через убежденность начинает управлять нашим поведением

Сколько раз каждый из нас видел это в себе. Как это поворачивает наши судьбы… Как это толкает нас оставить путь… Как с этим справляться? Я бы сказал тут, что авторитет, которому, конечно, не нужно слепо следовать, – это наш единственный маяк. Можно ли и его не слушать? Пожалуй, да. Если признать, что он не настоящий или что ты не такой, как все. Но как ненастоящим может быть нагуаль Хуан Матус, Джидду Кришнамурти или, скажем, Сергей Николаев )). По мне, так это безумное предположение. Но что нас ослепляет, что заставляет нас забыть себя? Что за враг по другую сторону баррикад. И здесь все так банально, что дальше некуда. Конечно, это первый враг человека знания – страх. Страх потери безопасности в обладаемом, чем бы оно ни было: от убеждений и лица и до работы, собственности, до потери привычного окружения с его возможной или очевидной поддержкой в лице близких родственников или друзей и т.п. При возникновении страха и достаточно высокой его интенсивности, автоматическая скорость полного изменения основополагающих установок личностной непрерывности такова, что рожденная вновь личностная непрерывность (= новая личность) просто забывает предыдущую, а воспоминания о недавних действиях и утверждениях другого, переставшего существовать в потоке сознательного, индивида с тем же именем и фамилией, если и приходят исключительно редко, то кажутся странными.

Я совсем недавно наблюдал подобную метаморфозу. По мне – так это настоящий детский сад. Человек с претензией на частичное просветление, то есть на то, что в нем есть что-то настоящее, несколько месяцев действовал и говорил одним способом, а потом вдруг стал делать это диаметрально противоположно. Вопрос: а где тогда настоящее? Оно было или оно сейчас? Если было, то о нем просто не осталось памяти; если оно сейчас, то недавно должно быть случился какой переворот в сознании, какое-то озарение, он должен был просветлиться и осознать что-то фундаментальное… Я, конечно так не думаю, а там – кто его знает, может и вправду просветлился, перевоплотившись в кого-то более осознанного, крутится ведь колесо сансары…)) Кто я такой, чтобы выносить окончательные суждения, но непостоянство заставляет сомневаться, ведь оно является основным признаком отсутствия настоящего.

Давайте теперь о «во-первых» поговорим. Помните во втором абзаце: «Отсюда можно сразу в две стороны сходить:

Во-первых: в сторону практики, которая является изменением». Вот давайте туда и сходим, поговорив о единстве причины и следствия. Куда же мы без практик ((. Смотрите: являясь причиной, практика приносит следствие. Практикуя, мы меняемся в чем-то и становимся другими. Если эти изменения деструктивны, то имеет место деградация, а если конструктивны – развитие. Верно? Как факт – несомненно. Но как это происходит? Как причина, не являющаяся следствием, им стала? По Шанкаре это просто невозможно. И не только по Шанкаре, но и вообще. Он, кстати, по этому так и написал…)) В этой логичности наличия причины и следствия, проявляющегося в хоть сколько-нибудь долгосрочном периоде, явно есть какая-то засада… Если здесь мы делаем неправильный поворот, то неизбежно попадаем в поведенческую модель действия с ожиданием наград. Нет, вернее не так. В эту модель вследствие нашей безмозглой недоразвитости мы попали в очень и очень раннем детстве, а сейчас у нас есть шанс, вернувшись к исследованию и пониманию основы, в верную сторону ходить )), оставив на время в стороне принцип обязательного вознаграждения, являющийся основой нашего рыночного, как мы помним, и несомненно прогнившего общества…  Для правильного понимания нашему разуму здесь требуется еще одно правильное разделение. Нужно отделить энергетическое изменение качества настоящего момента (который, как мы помним, единственно существует) от долгосрочного накопления этого изменения. Ведь первое – это единственно то, что реально существует, а второе – нереально-реальная реальность-нереальность, именуемая нами будущим, скрещенная с неотъемлемым свойством окружающего нас мира, которое мы называем временем.

Почему мы в плену у этого явления? Только потому, что мы фактически, то есть, как реальное и конкретное, воспринимаем лишь настоящий момент с происходящими и накапливающимися в нем, часто необратимыми, изменениями. Предстоящий, уже накатывающийся на нас поток изменений – встречающийся с уходящим потоком времени во взрыве настоящего момента – мы просто не воспринимаем. Стоп… Не будем пока трогать устройство мира и особенности нашего восприятия. Это уже другая тема, так что вернемся к нашей основной линии.

Что же происходит с миром в этом горении настоящего момента? Несомненно, в нем мир постоянно меняет форму или просто меняется, и меняется, несомненно, чудовищно сложно. Взаимодействующие друг с другом энергетические объекты и потоки влияют друг на друга, меняясь во взаимодействии друг с другом. Это непрерывное изменение является единственным изменением, имеющим место в структуре энергетической реальности. Поймите, когда мы практикуем, сама практика и вызывает изменение, являясь им. Мы направляем внимание, и комплекс растворяется. Мы держим направленное внимание, и мы увеличиваем интенсивность настройки, позволяя нашему вниманию дорасти до уровня проводника намерения и до интенсивности видения энергии. Но для того, чтобы эти процессы постепенного изменения шли наиболее эффективно (быстро), нам нужно, чтобы в нашем внимании присутствовала вся наша энергия, чтобы в акте нашего восприятия присутствовало все наше внимание нераздельно и полностью. Интенсивность настройки для активного направления и ускорения процессов нашего изменения должна быть достаточно высокой. Вот тут-то мы и попадаем в рыночную засаду. Вот что написал Джидду в своем дневнике: «Без страсти нет созидания, нет творчества. Полный отказ приносит эту беспредельную страсть. Отказ, исходящий из мотива, – это одно, но отказ без цели, без расчёта – это совсем другое… Такой отказ есть освобождение ума от "я", от собственной личности». А у Кастанеды помните в четвертой: «…учитель должен обучить своего ученика еще одной возможности, которая является еще более тонкой, – способности действовать не веря, не ожидая наград. Действовать беспричинно, просто так. Я не преувеличу, если скажу тебе, что успех дела учителя зависит от того, насколько хорошо и насколько грамотно он ведет своего ученика именно в этом особом направлении». Действие без ожидания наград и является отказом от себя. И прорываясь через эту пелену слов к энергетике, мы понимаем, что полный и немотивированный отказ от претензий своего «я» всего лишь останавливает лишнее возбуждение внутри нашей системы, захватывающие на себя достаточно большую часть нашего внимания. Смотрите, как просто, как абсолютно прагматично. Но как важно и серьезно. Слов-то каких понаписали: созидание, творчество, беспредельная страсть, успех дела учителя… Сурово как-то слишком, аж подташнивает немного )). А все совершенно банально по сути: «Ты идиот, познай себя, да угомонись уже наконец, тебе же лучше будет. Причем намного лучше. Просветлишься быстрее и счастливым можешь стать, навечно просто…»)).

Качество нам нужно, понимаете? А наши капризно-самозначительные рыночные сопли ему просто мешают. А нет качества, медленнее изменение будет идти несомненно или вообще не пойдет, если хотя бы не второй сорт )). Если мы серьезны, то не только качество каждого момента нашей практики (какой бы она ни была), но и качество каждого момента нашей жизни должно иметь качество вашей абсолютной ответственности за происходящее. Дао – это все. Это у нас в букваре каждого бодхисатвы написано )). Борясь за качество, наши великие учителя с их великолепным мифом, здесь решили нас взбодрить, обстоятельно рассуждая и реально программируя нас темой смерти. И смерть у нас теперь советчик, и жизнь на карту ставить надо, и с собой, дескать, ничего не заберешь… Хорошо, реально помогает увеличению интенсивности фокусировки. Толчков сталкинга я один, реально, уже много понапридумывал. Но вопрос: зачем все эти уловки? Мы что дети малые? И не можем спокойно признать возможности полной и, очевидно, совершенно безразличной для нас дезинтеграции нашего существа? Что исчезнет? Вася и Лена с их ничтожной памятью о себе и своем прошлом? И что страшного случится тогда? Тем более что Вася с Леной перестанут существовать как воспринимающие элементы. Какая тогда разница: получится или не получится? Нету ее. Торговаться нечем и не за что…

Ну и под конец, давайте, как я и обещал выше, вернемся к глубокой семантике, к которой, в частности, относится адвайтистская первичность об иллюзорности мира. Все же хорошо, когда мы все это понимаем… Пожалуй начнем глубокую семантическую деструкцию с помощью откровения нагуаля Хуана Матуса (пожалуй он покруче Шанкары с Гаудападой будет, хотя…). Для полной остановки делания первого внимания, которое является абсолютной необходимостью для встречи и единства с источником, следует отрицать адекватность текущего процесса восприятия и осознания, как такового: «Уяснить же истинную сущность того, что существует на самом деле, не в состоянии ни одно живое существо». Все… Ниже плинтуса… А там, как известно, пол, основание, то есть. Эта установка подразумевает полное игнорирование содержания восприятия вместе с работой сознания. Здесь, мы, естественно, завершаем и лингвистику, то есть, отрицая язык, в качестве инструмента познания, выходим на уровень смысловой деструкции всего содержания сознания. Мы пришли к деструкции смысла совершения каких-либо целенаправленных волевых действий.  Хорошее состояние? Пассивный и приятный покой. Рекомендуемое к использованию и полезное? Несомненно, да. Хорошо так в кресле, конечно, посидеть. Но, быть постоянно парализованными нам явно ни к чему. Ведь то, что содержания осознания и восприятия тотально ложно совершенно не подтверждается опытом нашего повседневного бытия. Мы, несомненно, не можем игнорировать содержания своего осознания и восприятия без разрушения себя. И, основываясь на содержании восприятия, мы живем в мире объектов, в твердости которых никак не усомнишься. И всех законов мира нам никак не отменить. Поэтому в моменты действия нам из этой первичной пассивности нужны лишь отрешенность и безжалостность. Помните «почти полного безразличия» из первой цитаты? Классика из третьей книги о настроении воина:

– Жалость к себе несовместима с силой, – продолжал он. – Настроение воина требует контроля над собой и в то же самое время отказа от себя.

– Как это возможно? – спросил я. – Как воин может контролировать себя и отказаться от себя одновременно?

– Это – сложный прием, – ответил он.

Итак, у нас просто нет выбора: мы вынуждены согласиться с тем, что живем в темнице разума и сильно ограниченного восприятия, смирившись со своим текущим состоянием, так как его мгновенное изменение, очевидно, невозможно. И приняв себя, недоразвитого идиота, за отправную точку своего последующего изменения в сторону будды, остановимся на том, что правильно рефлексировать в содержании своего восприятия и осознания для выживания, благополучия и развития нам полезно (открыв дорогу нашим любимым практикам). Это понимание немедленно и с неизбежностью, восстанавливает деструктированный нами язык в качестве инструмента познания, и мы, счастливые (приятно ведь поболтать и уши погреть )) возвращаемся к нашей Адвайте-веданте.

Существует ли мир без воспринимающего субъекта? То есть, может ли наше восприятие рождать или создавать мир? Сообразно логики теории множественности – не может, так как при исчезновении (смерти) окружающих нас и идентичных нам субъектов с миром ничего не происходит. Теория множественности утверждает, что весь проявленный мир дифференцирован на частично изолированные друг от друга объекты или явления, а условно недифференцированным является лишь первичное бесформенное (условно, так как и там есть субъект, который воспринимает его). Отвергнуть это утверждение мы не можем, так как оно соответствует первичным результатам работы нашего осознания-восприятия, а выше мы уже решили на него полагаться, хотя и с оговоркой на теорию. Вот тут и начинается лингвистическая Адвайта-веданта. Первичная семантика значения слов всегда ведет нас к праязычным корням, а их тут два: А и Два. А на праязыке означает «Я», Два – это 2, как и в русском. Два, в свою очередь делится на Д(да) – путь и Ва (ве – ведать, знать). Итак, «Я-Два» и (или) «Я-путь-ведает». Общепринятый перевод слова А-двайта, как «не-двойственность», по моему мнению, некорректен. Праязычная А (а от Адвайты другого ждать неразумно) означает «Я», а не «Не». «Нет» или «Не» на праязыке – «Ли».

Ну-у-у-у… Вот и она, ересь. Пора разжигать костры…))

Знаете, если я чего-то не собираюсь, так это хоронить Адвайту. Скорее поддержки она требует от серьезных лингвистов-праязычников, типа меня )). Но я-то уж точно ничего настоящего не разрушу, побольше бы его. Итак, в самом названии этой традиции пути к просветлению, присутствует дуализм. «Я второй», я – это объект, который воспринимает или Атман. Вот пятая строфа «Незаочного постижения» Шанкары: «Вечен Атман в собственном виде, все зримое же – напротив. Уверенность в том – вот правильное различение реального». Есть ли там брахман, нет ли там брахмана или все вокруг – брахман, но людишки-то вокруг снуют, деревья растут и мы среди них тусуемся, воспринимая и выдавая на-гора картину мира, осознавая его и на него реагируя. Может ли это сосуществовать с тем, что «ни Орла, ни его эманаций не существует»? Прекрасно может. Это восприятие первичного бесформенного, о котором я уже упоминал выше. Однако и в нем, как мы помним, есть тот, кто воспринимает. Дуализм конечно вторичен к целостности единой энергетической вселенной всепроникающего намерения и частичной изолированности обьектов. Но, он никак ей не мешает; а сложность бытия с ее «частичной изолированностью» открывает разуму путь в обе стороны, позволяя ему видеть первое во втором.

Так что воспринимайте и действуйте спокойно, полагаясь на свое исследование и понимание, старательно его практикуя. Не перенапрягитесь только, а то, не дай бог, предохранитель еще какой перегорит )). И я бы не рекомендовал серьезно погружаться в индийскую философию с ее мифологией. Используемые в своей жизни автором данной статьи философия и мифология (полагаю, все понимают, какие именно…) всеобъемлющи и, несомненно, более практичны и эффективны на пути знания, чем индийская. Слишком много там всего как истинного, так и ложного. Соблюдайте интеллектуальную гигиену друзья, как я и рекомендовал на своих семинарах «Путь к свободе». Заблудитесь вы так в этих Шанкарой с Гаупадой, что потом уже не выберитесь на путь истинный )).

 

Полагаю, что нужно закругляться. Такого уже наворотил, самому страшно перечитывать…)))

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск по сайту